ВЕЧНЫЙ АД КАК АКТ БОЖЕСТВЕННОЙ МИЛОСТИ
16.07.2017
1659 просмотров
Юрий Беспечанский

Люблю провокации: по крайней мере, обратишь на себя внимание хоть на секунду. Впрочем, не один я такой: Иисус Христос однажды разогнал толпу учеников провокационной фразой «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Иоанн 6:56). Ученики изумились: кто может слышать такое? Это мы, умники, понимаем, что Он имел в виду причастие: хлеб и вино. А несведующие ученики подумали, что Господь призывает их к каннибализму (греческое слово «несведующий» = «идиотэс»).

На скольких атеистических сайтах я читал: вот он, ваш любящий бог! Несогласных загоняет в ад, в концлагерь на вечное мучение! Вот – цена его фашистской любви! На самом деле, всё обстоит ровно наоборот: ад – это дань уважения Бога к человеку; ад – это акт трагического почтения Бога к человеческой свободе.

Ведь что такое ад? Расхожее представление вечного кострища, где с тебя сдирают кожу и мучают-мучают, рисуют… мусульманский образ ада. Там Аллах мучает грешников огнем, у него сгорает кожа, а Аллах тут же создает новую, чтоб горел вечно. При этом на жён грешников возложена обязанность вечно подкладывать хворост к кострам горящих муженьков. Зато и рай в исламе хорош: источники прохладной воды, сладкие фрукты; юноши, подающие чаши с вином, которое не пьянит. Рядом с праведниками – их верные жёны. Впрочем, если праведник устанет проводить всю вечность со старой верной женой непростого характера, то он всегда может воспользоваться услугами вечно юных и вечно девственных «гурий», ожидающих праведника в мягких шатрах. Механизм попадания в исламский рай или ад тоже достаточно прост: соблюдай заповеди, столпы и предписания, делай добрые дела. И, если процент добрых дел хоть на грамм перевесит процент злых, ангел, взвешивающий души, никуда не денется, отправит тебя в блаженный рай. Красота и привлекательность ислама в том, что, если ты исполняешь предписанный долг, в остальном ты абсолютно свободен и можешь делать всё, что захочешь.

Как попадают в ад согласно христианству? Лучше всего об этом сказал Клайв Льюис: в конце концов, все люди разделятся на два лагеря – на тех, кто скажут Богу: «Да будет воля Твоя» и на тех, кто скажут Ему: «Да будет воля моя». Вот эти вторые и будут в аду. Христианский ад – это место (или состояние души, что в вечности одно и то же), где БОГА НЕТ (мечта атеиста); и каждый человек свободно и самостоятельно решает, как ему поступить, не подчиняясь ни Богу, ни царю и ни герою. Это такой уголок Вселенной, где всемогущий и вездесущий Бог как бы говорит: «Я не могу и не в силах заставить тебя силой любить Меня, Я не хочу палкой загонять тебя в рай… а поскольку даже Я не могу звать тебя бесконечно, то я тихонько удаляюсь в сторону… дорогой друг! Ты абсолютно свободен! Живи так, как пожелает твоя душа!»

Казалось бы, предел мечтаний свободно мыслящего атеиста. Почему же в аду так плохо жить? Потому что КАЖДЫЙ живет так, как желает его душа: что порождает конфликты, боль и хаос. А хаос кончается ровно тем, чем он кончился в Германии после ее поражения в Первой мировой войне в 1918 году. Вскоре немецкий народ, устав от хаоса, захотел «твердой и железной руки» и добровольно избрал себе фюрера, вручив ему свою свободу. Как фюрер ей воспользовался, известно всем. В итоге народ застонал: нас обманули, мы хотели совсем другого…Так вот, этого адского фюрера, сильного и могучего, зовут «дьявол».

О характере «адских» отношений очень точно сказал Достоевский: «Ад – это когда уже невозможно любить». А упомянутый выше немецкий фюрер, Адольф Гитлер, сказал так: «Никого не любить – это величайший дар, делающий тебя непобедимым, так как, никого не любя, ты лишаешься самой страшной боли». В самом деле, любовь вряд ли сделает тебя «счастливым», гармоничным и беспроблемным: Спасителя она привела на Крест… Любовь делает человека уязвимым, зависимым и созависимым; она добровольно позволяет любимому ранить тебя или даже убивать. Так не лучше ли окончательно истребить в себе саму способность любить, чтобы стать неуязвимым, свободным, бесстрашным, ни от кого не зависимым? Замкнуть себя в себе, дабы стать полновластным хозяином собственной судьбы. А других людей рационально использовать как инструменты для достижения своих целей.

Психиатры говорят, что замыкание на себе, на своей личности, целях и интересах, – это начало и первый признак безумия и вечной депрессии. Им вторит Священное Писание: «Сказал БЕЗУМЕЦ в сердце своем: "нет Бога"» (Пс. 52:2). Стенам, разделяющим нас с людьми и замыкающим в собственных проблемах, нуждах и представлениях, надо говорить «до свидания», чтобы они не убили нас, как писал Иосиф Бродский.

Но ад – далеко не только для «атеистов», но и для огромного количества «христиан». От Бога можно отказаться не только сознательно, демонстративно и декларативно: не верю, мол, и всё… От Него можно отвернуться, будучи уверенным на 100%, что ты «всё делаешь правильно»: соблазн фарисейства. И тогда Иисус может сказать:

22 Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?
23 И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие.

Здесь тоже: Бог не «отправляет» в ад. Но Он просит «отойдите от Меня». Подобно тому, как мы иногда просим отойти от нас навязчивых «друзей», тех, кто назойливо рекламирует себя и свою «продукцию». Если уж у нас есть чувство собственного достоинства и свобода выбирать друзей, то почему бы не признать наличие подобных у Бога. Друг – это не тот, который пользуется тобой, когда ему выгодно, и отворачивается от тебя, когда нужда в тебе отпадает. Друг – это тот, с которым мы смотрим в одном направлении, как писал Сент-Экзюпери…