Я православная, мне нечем гордиться
21.02.2014
9683 просмотра

Почему я хочу стать православной? Почему я, такая самостоятельно мыслящая, уверовав в Бога, не подалась искать какую-нибудь конфессию с брендом получше РПЦ: в католичество, в протестантизм?

Для меня воцерковление именно в РПЦ – только непротиворечие воле Божией. Это не какой-то там самостоятельный выбор после взвешивания за и против и досконального изучения всех конфессий. Я родилась там, где РПЦ – естественная среда для осмысление Евангелия. Моя мама ходит в православный храм. Я не хочу отличаться от нормы и от фона, я не хочу никакой «экзотики», не хочу искать что-то более правильное, чем РПЦ. Я не хочу никакой самостоятельности выбора, для меня это – эгоизм и гордыня, культивирование свой «самости».

Наверно, если бы Россия была исторически католической страной, я бы была католиком. Но мне, русской, живущей среди русских, будет проще именно с позиций традиционной православной веры говорить о Христе с мамой, родственниками, обычными людьми на улице и школьниками. Мне проще будет нести благую весть в условиях исторически сложившегося доверия именно к этой церкви. Да, я буду честно использовать социальный капитал православия, а местами и административный ресурс.

То, что РПЦ в моей креативно-классовой среде пользуется не лучшей славой – для меня только дополнительный инструмент смирения, подавления своего эго. Для меня, в отличие от многих людей, что гордятся своей принадлежностью к РПЦ, это звучит как: да, я православная, мне нечем гордиться.

Искать что-то лучше РПЦ для меня все равно, что жаловаться на свою внешность, которая дана Богом. С другой стороны, считать РПЦ единственно правильным христианством – все равно что, наоборот, гордиться своей внешностью, тоже не заслуженной тобой, а данной от Бога. Моя позиция – просто принять то, что есть, не концентрируясь на внешности, отвергая или восхваляя конкретную конфессию, а сконцентрироваться на внутреннем – вере, и заниматься самосовершенствованием в рамках той церкви, которая дана по дефолту, в рамках «первоначальных настроек» моей жизни. А православие – вполне нормальная среда для того, чтобы самосовершенствоваться. Задуматься о том, что лучше – католицизм или православие, я себе позволю, только когда стану идеальной в рамках православия. А такое вряд ли когда-нибудь произойдет.

Для меня главный минус любой секты в том, что в секте какие-то моменты могут быть вернее, чем в церкви, но концентрация эгоизма там заведомо выше, чем в церкви. Раз есть настойчивое отделение, разделение, «противление» – значит, все пропало! Гордыня, харизматический лидер рискует стать выше Христа и дальше по накатанной.

Этот дух разделения («противления»), на мой взгляд, витает и в стане охранительного православия, где слишком много концентрируются на различиях, на отличии от окружающих конфессий, на своем превосходстве, на отвержении либералов и еретиков. Сразу рядом начинает витать дух гордыни, сразу начинает маячить смещение в сторону харизматических лидеров, когда слово каких-нибудь отцов ставится выше слова Христа.

Я считаю, что не наше дело пытаться оценить православие рационально и разумно, цитируя умные книжки и всячески мудрствуя. Это похоже на попытку найти рациональное оправдание своей вере, вот, я мудр и хорош – а значит, православен! Я православен, а значит мудр и хорош. Я вот наоборот – верую, ибо абсурдно... Для меня православие лучше не потому, что это сказано в умных книжках, а потому что оно мне дано Богом, а Богу лучше знать, что для меня лучше.

«Обосновывать за православие» – значит пытаться волю Бога заменить своим разумным, самостоятельным и «авторитетным» выбором. А для меня нет выше авторитета, чем тот, кто устроил мою жизнь так, как есть. И я не решусь оспаривать этот авторитет.

Я просто хочу быть послушной и унаследовать землю.