Инвалиды не кусаются
20.09.2019
137 просмотров
Блог портала "Предание.ру"
Автор: Елизавета Трофимова.
Источник: blog.predanie.ru

Мы продолжаем делиться новостями о наших подопечных, уже получивших помощь от «Предания». Сегодня расскажем историю Николая Соколова.

Село Терсюкское — небольшая точка в Курганской области с населением в семь сотен человек. Там живет Николай Соколов. Ему 36 лет, 15 из которых он парализован: травма шейного отдела позвоночника. Впервые он обратился за помощью в благотворительный фонд три года назад: требовалось заменить аккумуляторы к его электрической коляске, ведь дороги в сельской местности совсем не предназначены для колясок обычных. Ни в магазин не съездишь, ни в гости… Как Николай добывал ее — отдельная немыслимая эпопея, напоминающая творения Гомера: собери одни документы, найди другие, не забудь третьи и обязательно пройди медико-социальную экспертизу. Бюрократический гекзаметр настолько строг, что из 70 людей с ограниченными возможностями только Николаю удалось получить электрическое средство передвижения. Сейчас он помогает другим, рассказывая на тематических форумах, как правильно оформлять заявления и набираться стойкости после их подачи. Мы поговорили с ним о том, как инвалидам и обычным людям лучше поддерживать друг друга и что волнует людей с инвалидностью больше всего.

— Расскажете о себе? Как живете, чем занимаетесь?

— Мы с мамой живем вдвоем: она сейчас на пенсии и помогает мне, чем может. Тринадцать лет назад мы приобрели старый домик и теперь живем здесь. В провинции мало перспектив для заработка, поэтому почти вся моя деятельность — это огород. Когда дома никого нет, приходится самому поливать грядки из шланга. У нас тут все свое — картошка, теплица с помидорами, кабачки, лук, морковка. Два года назад я даже держал пчел, мне помогал с ними брат.

— А что любите делать в свободное время?

— Особо мечтать времени нет, но я люблю погулять на улице или побывать в лесу. Знаю много грибных мест — когда приезжают родственники, мы вместе едем в лес на машине и набираем огромные корзины грибов. Я показываю им, где нужно брать, в общем, командую! (Смеется.) А еще у нас рядом речка. Мне очень нравится рыбалка.

— Как узнали о «Предании»? Трудно ли обратиться за помощью в благотворительный фонд?

— Ситуация везде примерно одинаковая: государство практически не помогает, очень трудно найти средства на жизнь, и мы держимся в основном на благотворительности. Надо ведь ремонтировать дом — крыша протекает, веранда сгнила… Я начал было искать фонды в Интернете, но тут батюшка из нашей церкви рассказал мне о «Предании». Фонд помог нам со строительством бани — мы пользуемся ей уже год. Еще подправили окна, и стало гораздо лучше жить, это большая помощь. Вообще, конечно, обращаться в фонды очень трудно. И из-за документов, и психологически. Мне помогли только дважды — в двух разных фондах.

— С какими сложностями сталкиваетесь в повседневной жизни лично вы?

— Конечно, главная проблема — недоступность среды. В городах еще что-то делается, а вот в сельской местности на это никто не обращает внимания. И ладно бы не было денег, финансовый вопрос — одно, а вся беда в том, что это просто никому не надо. У нас здесь остались одни пенсионеры — все остальные уезжают в город, несмотря на то, что жилье там дорогое. До Кургана отсюда 150 километров, до Тюмени — 120. Я бываю там очень редко, но вот что заметил: в Кургане для инвалидов тоже практически ничего нет, а вот в Тюмени есть и пандусы, и удобные автобусы. Почему нельзя хотя бы забетонировать центральную улицу в Терсюкском, чтобы у нас была возможность нормально погулять? Не знаю. Люди с ограниченными возможностями сидят в четырех стенах.

— А что говорят ваши друзья из разных городов?

— Знаете, у меня вот есть друг из Кургана, у него тоже электрическая коляска, но он не может переломить себя психологически: привык сидеть дома. Кто-то проводит в квартире по десять лет. Я считаю, что это очень неправильно: замкнутое пространство плохо влияет на человека. Общаешься с заграничными инвалидами — у них все по-другому: одна женщина из Канады получила травму, так за то время, что она лежала в больнице, ей переобустроили дом! Они быстрее реабилитируются, кто-то даже возвращается к активному образу жизни. У нас же большие проблемы со средствами реабилитации. Выдают китайские коляски, которые никуда не годятся. Я два года пытался получить другую. Приказы менялись каждые полгода, я читал их все, делал конспекты — так в итоге даже в больнице меня попросили: «Оставь нам свои записи, пожалуйста, а то мы сами не знаем, как тут все получать!» Только в начале 2018-го я получил коляску, а до этого пять раз переделывал свои запросы. Теперь помогаю другим — знаю, как это сложно.

— Как именно вы помогаете?

— Те, кто недавно получил инвалидность, практически ничего не знают: как себя обслужить, как оформлять документы, как сделать так, чтобы не было пролежней. Обычные люди ведь не думают об этом, пока сами не столкнутся с бедой. Но мы готовы помочь, подсказать. Мы общаемся на форумах, ведем группы «ВКонтакте», даем друг другу советы, самоорганизуемся. Например, нужно 2—3 года, чтобы на жилом здании появился пандус. Сначала пишется заявление в ЖКХ, потом дело доходит до прокуратуры, судов… Надо очень много терпения. И потом обязательно морально отдохнуть. Да и физически тоже.

— Вы когда-нибудь были на отдыхе на юге?

— Да, в 2017 году получил путевку в Анапу. Очень понравилось: город приспособлен для передвижения, есть даже специальные коляски для купания! В санаторий можно поехать только один раз в пять лет, а еще обязательно нужен сопровождающий. Но все-таки это здорово — нельзя постоянно сидеть дома, как я уже говорил. Было бы хорошо, если бы все мы могли выбираться чаще. Людям не хватает общения. Они замыкаются в себе.

— Думаю, те, кто никогда не сталкивался с инвалидностью, могут бояться сказать что-то не то…

— Да надо попроще относиться ко всему этому и побольше общаться с нашим братом! Хочется ведь человеческого общения: инвалиды не кусаются!