Сашка
02.08.2019
193 просмотра
Найдено в Интернетах

Автор: Мария Краснопёрова. Источник: vk.com

Его звали Сашка. Про таких в свое время писали Гайдар, Крапивин, Носов, а вот теперь попробую и я.

Я - школьница. Учусь в десятом классе, первый год в новой школе, кстати. Друзей еще толком не завела, врагов тоже, меня пока изучают.

Сашку любят все: он открытый, улыбчивый, веселый. А еще он капитан школьной военно-патриотической команды (да, у нас встречалось и такое). Несколько раз в год мы участвовали в соревнованиях с другими школами: ставили палатки на время, оказывали «первую помощь», преодолевали полосы препятствий, рисовали боевые листки, бегали, подтягивались, отжимались и так далее. Все это называлось «Зарницей» и было очень почетно. Попасть в команду могли только старшеклассники, мы серьезно тренировались, готовились и волновались, конечно. Я говорю «мы» - потому что тоже была в команде.

Как это получилось, не знаю. У меня и здоровье слабое было, и дыхалки никакой, спорт - это вообще не про меня. Помню только, как завуч, высокая белокурая женщина с яркой помадой, остановила меня в коридоре на перемене:

- Ты едешь на «Зарницу». В спортзале первая тренировка, там тебе объяснят правила.
- Но… почему я?
- Говорят, ты хорошо рисуешь, там есть задания с рисовкой боевого листка, картой, давай, давай, бегом, там уже все собрались.

Помню, как потом две мои одноклассницы поймали меня перед столовой, прижали к стенке и начали выпрашивать:

- Саша твой брат, да? Мы видели, как он подошел к тебе на перемене. И вчера вы шли из спортзала вместе, - начала одна из них приторно-сладким голосом.

Не стоит объяснять, наверно, что именно с этими девочками я не очень хорошо ладила.

- Нет, не брат, - с вызовом ответила я, - у нас с ним общие интересы.

Это всё, что я могла сказать, чтобы не слишком подставиться и всё же немного задеть одноклассниц. Я их хорошо понимаю: всем хотелось дружить с Сашкой.

На «Зарницу» я приехала в мрачном настроении. Большинство ребят из команды были меня на два-три года старше, я была четырнадцатилетней, немного неуклюжей, очень медлительной и совершенно не выносливой. И команда успела это заметить, а потому я даже не удивлялась едким комментариям.

Первые задания мы прошли хорошо: с палаткой справились быстро, транспортировка «раненого» тоже не составила труда, «первую помощь» оказали успешно. Пока мы командой трудились над боевым листком, наш капитан шёл ставить индивидуальные рекорды. Было несколько видов заданий, в которых участвовать от команды должен был кто-то один: подтягивания, отжимания, пресс. Результаты приплюсовывались к общекомандному зачету, а также учитывались в индивидуальном: лучший спортсмен игр получал сертификат, который давал преимущества при поступлении в вуз.

В Сашке никто не сомневался: лучшим спортсменом будет он. Мы слышали удивленно-восхищенные возгласы со стороны площадки индивидуальных испытаний: наверняка Сашка уже сделал первую сотню подтягиваний и продолжает удивлять зрителей.

Наконец наступил момент, которого я так боялась: бег.


Мы должны были пробежать командой два километра, и я не представляла, как это сделать и не умереть по дороге. Я никогда не бегала на физре, я плелась, волоклась, тащилась, а гораздо охотнее и вовсе отсиживалась. И вот настал миг расплаты. Командный зачет высчитывался средним арифметическим по первому и последнему прибежавшему. Кем будут эти люди, предположить было нетрудно. Я лишь надеялась, что Сашка пробежит супербыстро, как ветер, и тогда, возможно, даже с учётом моего отвратительного результата наша команда получит хорошие баллы.

Мои мысли прервал свисток. Все побежали. Я растерялась и замерла на секунду перед линией старта. Сделав первые неуверенные шаги, я перешла на бег. Уже через пару секунд, всего лишь каких-то ничтожных секунд, я потеряла темп, дыхание и ощутила неистовую боль в левом боку. На глаза стали набегать слезы.

- Ты молодец, хорошо держишься, только не выкладывайся так сразу, экономь силы, - пропустив вперед всю команду, Сашка дождался меня и побежал рядом.
- Что… что ты…
- Не разговаривай, пожалуйста, так ты еще больше сбиваешь дыхание, - мягко настаивал он. У него самого дыхание, конечно, не сбивалось, ведь рядом со мной он даже не бежал, а просто шел большими шагами.
- Твой зачет, Саша… - наконец выпалила я. - Ты же… медаль… не… получишь…
- Два шага вдох, два шага выдох, два шага вдох, два шага выдох, легким бегом, давай, хорошо, - не обращал внимания на мои слова капитан.

Так мы и бежали вдвоём. Он подбадривал меня, говорил, как надо бежать, я старалась слушаться, сумела немного нарастить темп, найти в себе силы.

Мы прибежали последними. Вся команда ждала нас на финише. Ребята выкрикивали слова поддержки, подбадривали нас и встретили радостными возгласами.


Наша команда получила самые низкие баллы в этом соревновании. И я даже не помню, выиграли мы тогда «Зарницу» или нет, потому что этот забег стал самым ярким воспоминанием и остальные на его фоне померкли.

Нет, мы не стали с Сашкой друзьями, и вне игр почти не общались, и тем более ценен оказался для меня его поступок. Он не старался произвести впечатление, не рисовался, я не была его другом, которого надо было «не бросать в беде». Он мог прибежать первым, а потом сказать мне: «Ты подвела команду», но ведь нет. И нам двоим, так отчаянно старавшимся не сдаться, уже никому не пришло бы в голову так сказать, наоборот - нас хвалили за борьбу.

Он просто поступился личной выгодой, личными целями и даже командными интересами ради того, кто оказался слабее, кому нужна была помощь. И этот выбор научил меня многому. Это стал своеобразный критерий, по которому с четырнадцати лет я нахожу «своих». Сама стараясь жить так же, я замечаю, что рядом со мной остаются только такие люди, люди, которых я могу описать как «добрых, искренних и светлых», и в их случае это будут не просто клишированные определения, а слова, наполненные смыслом.

В жизни я видела и других людей, которые не справлялись с этим выбором. Которые в решающий момент, увидев мою слабину, отворачивались, оставляя меня наблюдать удаляющуюся спину. Особенно горько, когда вы много лет были в одной команде. Но я не сужу их, пусть рвутся к своему финишу. Я обернусь и посмотрю, а нет ли кого сзади, кому нужна помощь, кому так важно услышать:
- Ты молодец, хорошо держишься! Только не выкладывайся сразу…

— 
Это невыдуманная история, и я её очень люблю :) Я могла забыть какие-то детали, неточно описать задания или что-то напутать с командными результатами, но забег я помню, будто не прошло этих пятнадцати лет.
Я не знаю, есть ли Сашка в соцсетях, как вообще у него сложилась жизнь, я мало с кем общаюсь со школы. Но думаю, эта история стоила того, чтоб её узнали.

PS от Даши: для меня эта история - притча, которая стала реальностью. Она отлично показывает суть христианства. Сашка - это самая настоящая "фигура Христа". Для христианства Христос, Бог - это как раз такой Сашка, возведенный в абсолют (а не какая-нибудь рациональная, но равнодушная к человеку "Вселенная"). История Христа - это история про то, как Бог, Всемогущий (!) Бог, который может "обогнать всех", вместо этого спускается с небес, протягивает руку человеку и ведет самых последних, не боясь "проиграть" и как-то уронить свое божественное достоинство.