Жизнь и учение Виктора Франкла: краткий христианский обзор
16.07.2019
293 просмотра
Юрий Беспечанский

Источник: NaCl: христианство с солью

Как христианство относится к психологии? Смотря какое христианство и смотря к какой психологии. Бывает разное православие, разное католичество, разная психология. Элементы истины можно найти везде. Но – где-то они больше, где-то гораздо меньше. Всю полноту правды объемлет в Себе Иисус Христос… Но есть одна школа в психологии ХХ века, которая привлекает меня больше всего. Это – логотерапия Виктора Франкла. Чтобы понять, чем она замечательна, дадим краткий экскурс психологии ХХ века.

Мы – дети технического века. И большинство психологических школ человека тоже воспринимает как сложный механизм. Только составные части этого механизма психологи называют: чувства, эмоции, стимулы, реакции, мышление, воля, комплексы, травмы, окружение людей и т.д. Виктор Франкл – один из немногих психологов, который рассматривает человека В ЦЕЛОМ, не деля его «научно» на составные части.

Основателем психоанализа был Зигмунд Фрейд, учение и практика которого содержали два главных открытия: большое влияние бессознательного на жизнь и поведение человека и кабинет психоаналитика, где в ходе беседы с этим психоаналитиком человек узнает нечто новое о себе, своих комплексах и «глубинах». Второе открытие в чем-то даже важнее первого, ибо выходит за рамки фрейдовского учения.

Виктор Франкл противопоставил психоанализу Фрейда («глубинной» психологии) свою «вершинную» психологию, главной сутью которой является воля к поиску и нахождению смысла в жизни. На этот постулат Франкла Фрейд отреагировал так: человек, постоянно ищущий смысл, – это психически больной человек. Нормальному человеку всё время искать смысл не свойственно.

Другая психологическая школа, американский бихевиоризм, не смотрел «вглубь» человека. Человек, его внутренний мир представлялись ему как «чёрный ящик». Главное – что имеем на входе этого ящика (стимулы, прошлые события, травмы) и что имеем на выходе из этого ящика (поведение человека).

Фрейд полагал, что главным фактором, влияющим на поведение человека, являются условия его жизни: в похожих условиях и окружении люди ведут себя похожим образом.

Виктор Франкл обрел важный личный опыт жизни в гитлеровском концлагере, куда был помещен как еврей. Этот опыт он изложил в своей ставшей знаменитой послевоенной книге: «Сказать жизни "Да!": психолог в концлагере». Франкл воочию убедился, что разные люди в условиях концлагеря ведут себя совершенно по-разному. Умирают те, кто ставит себе целью выжить, ибо жизнь становится абсолютно бессмысленной. Выживают те, кто ставит себе целью ЖИТЬ даже в условиях концлагеря.

Франкла поддерживали в лагере три вещи: стремление написать или восстановить отобранную у него рукопись, переживание внутренней связи с любимой женой, которой к тому времени уже не было в живых (чего Франкл не знал), и помощь узникам лагеря, ибо Франкл работал в лагере врачом. 

Еще одна психологическая школа – гуманистическая психология (Маслоу, Роджерс) – придавала центральное значение реализации человеком своих потребностей и способностей. Здесь главное в человеке – самореализация, самоактуализация, саморазвитие, самораскрытие.

На тезисы этой школы Франкл дал свой антитезис:

«ГЛАВНОЕ В ЧЕЛОВЕКЕ – НЕ САМОРЕАЛИЗАЦИЯ, А САМОТРАНСЦЕНДЕНЦИЯ»

Переводя с философского языка на обыденный, самотрансценденция – это свойство человека «выходить из себя», выходить за пределы себя. Практически делать смыслом своей жизни нечто иное или большее, чем он сам. Это называется по-русски ПОСВЯЩЕНИЕ: слово, имеющее вполне «религиозный характер».

Свойство «трансцендировать из себя» к другой личности, делать другую личность центром своего бытия, более важным, чем «Я» сам, посвящать себя другой личности, на обычном языке называется ЛЮБОВЬЮ. Причем эта «другая личность» может быть как человеческой, так и божественной. Во втором случае это называется верой, сутью которой является не только и не столько принадлежность к той или иной конфессии или исполнение тех или иных правил, сколько близкая связь с самим Источником Веры.

Свойство «трансцендировать из себя» к делу, делать своё дело центром своего бытия, более важным, чем «Я» сам, посвящать себя своему делу, на обычном языке называется ТВОРЧЕСТВОМ.

По качеству возможных «трансценденций» Франкл выделяет три вида ценностей: во-первых, это ценности творчества и созидания; во-вторых, ценности переживания, куда входят близкие личные отношения; в-третьих, ценности отношений.

Этот третий род ценностей связан с теми жизненными ситуациями, когда человек не может изменить реальность: не может ее творить и созидать, не может иметь близких отношений. Но – он всегда остаётся хозяином «отношения к ситуации». Проще говоря, концлагерь остаётся концлагерем, проблема остаётся проблемой, но нашу внутреннюю свободу никто не может отнять, кроме нас самих. Наш выбор – либо, живя в концлагере, впустить порядки концлагеря в глубину своей души; либо создать во внешней пустыне свой внутренний оазис, стараясь, по мере возможностей, своим отношением противостоять и самой пустыне.
  

Исходя из учения Франкла о человеке, проясняется нетривиальный смысл учения Ницше о «недочеловеке» и «сверхчеловеке». Здесь – вовсе не то, что сделали немецкие фашисты, разделившие мир на арийцев и неарийцев. В некотором роде, подлинный человек – это всегда «сверхчеловек». Как писал Ницше, «человек – это мост или канат между животным и сверхчеловеком». Суть жизни человека – постоянное «переступание пределов», по словам Германа Гессе, постоянное перерастание себя, постоянное посвящение себя большему и высшему, чем ты сам.


В свою очередь, «недочеловек» – это человек, который никому и ничему не посвящен. Это и есть тот самый ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ВАКУУМ. Депрессия и мучение от своей невостребованности и нереализованности, на самом деле, имеет истоком дефицит посвящённости и преданности кому-то или чему-то.

Исходя из такого образа мысли, Франкл своеобразно понимал проблему счастья и жизненного успеха человека. Он полагал, что стремление к успеху и счастью само по себе – это нонсенс. Счастье и успех – лишь побочный продукт высокой степени посвященности человека личности или делу...

Но всё же что можно чётко ответить Фрейду на его возражение, что человек, постоянно ищущий смысл, – это психически больной человек? Как будто бы в мысли Фрейда есть зерно истины. Представьте себе человека, который не может есть, пить, спать, нормально общаться, а всё время «уходит в себя»: «Я ищу смысл… Не трогайте меня...» Конечно, в такой форме это – сумасшествие.

По Франклу, постоянная саморефлексия, постоянный самоанализ – это как раз один из главных внутренних врагов поиска смысла. Саморефлексия замыкает человека на себе, мешая ему видеть реальность. Другой внутренний враг – это самоинтенция: упорное стремление к достижению собственных целей любой ценой. Как в первом, так и во втором случае происходит насилие над реальностью, «отрыв от реальности», который является основополагающим критерием безумия. Хотя во втором случае часто достигается внешний успех, но ценой внутреннего выгорания и опустошения.

Где и как искать смысл, по Франклу? Он утверждает, что главным здесь является смысл «момента», «требования часа и дня». Carpe diem – лови момент.

С одной стороны, человек не должен замыкать себя от окружения, от социальной реальности, от нравственного, профессионального и любого другого долга перед людьми. «Делай что должно, и будь что будет», – как писал Марк Аврелий.

С другой стороны, смысл каждого мгновения моей жизни как-то связан со смыслом моей жизни в целом, жизни всех людей в целом, всего мироздания в целом. Поэтому, каждый момент – это вызов, challenge для меня. Я постоянно делаю выбор, я постоянно отвечаю этим вызовам момента «да» или «нет»: в зависимости от того, приближают или удаляют они меня от осуществления замысла моей жизни, моего «призвания».

Здесь важно разграничить мои «цели» и моё «призвание». Цели целиком определяю я сам. Призвание или смысл – продукт моего внутреннего согласия со внешним «призывом», вызовом, исходящим от людей, общества или Бога. Потому, достигая своих целей, я могу нечаянно сломаться, как личность. Осуществляя своё призвание, я даже если и упаду, то встану, и пойду, и побегу дальше, дальше и дальше к новым горизонтам.