Про котиков и боевиков: записки паломницы
07.02.2017
1717 просмотров
Валентина Калачёва

Православные котики


— Хорошая водичка, хорошая… Я её котику давала, когда он после операции от наркоза отходил! Помогло усатому! — рассказывает укутанная в платок хрестоматийная православная женщина, набирая воду из источника святого Никиты-бесогона на территории Важеозерского Спасо-Преображенского мужского монастыря (Олонецкий район Республики Карелия), случившегося как-то в воскресенье на моём жизненном пути. Что я делаю в ответ на эти дикие фразы, пролетающие шальными пулями не раз и не два в течение дня? Как рифмоплёт, скажу складно: ржу, понятно и ежу. Чё ещё делать-то? Мы суровые православные граждане в суровой православной стране. Нас напоёнными святою водою котиками не смутить. Как не смутить и православными шубами, чудотворными иконами по сто рублей ведро, отцами, в совершенстве освоившими феню и на ней же проповедующими, сидением нога на ногу перед иконами и прочими мелочами. Надо об умном делании размышлять, о немечтательном трезвении. Некогда до таких мелочей опускаться. Не то Второе Пришествие или личная Пасха застанут нас врасплох. Увы, благоговение нам так же чуждо, как арабской женщине клепаные джинсы. В слово «нам» включено — и «мне», иначе бы не ржала над котиками и не советовала разводить в канистрах освященных рыбок, а плакала.


Много избранных

— День-то сегодня какой! — говорит мне одна паломница. — Нам, когда ездили на Пасху в монастырь прп. Александра Свирского, батюшка прямо заявил: «Все вы Богом избранные. Много православных, но здесь сегодня оказались именно вы, а не кто-нибудь. Потому что вас Бог избрал!» У неё нос чуть выше линии горизонта, у меня по ветру. Опять хмыкаю. Тогда их избрал, сегодня нас избрал. Еще б понять зачем. Заслуги-то в вечном овердрафте. Честно скажу, в последнее время куда-нибудь езжу, как тот кошак, который от наркоза отошёл, — фигурально выражаясь, найти и пожевать нужную травку от непонятной болезни. Бездумно абсолютно. Мне батюшка один, непрерывно участвующий в моей судьбе уже лет -дцать как, сказал: «Надо ездить!» Так аминь, никто не спорит.


Благословенны боевики!

— Так, вот сейчас сюда заходят боевики, язычники, и говорят: «Ну-ка, кто тут христиане, всех поубиваем прямо здесь, остальные свободны!» Вы куда определитесь? Здесь умрете или пойдете восвояси — мол, не готов я, Господи, еще. А? 


Это нам иеромонах лекцию на духовно-нравственную тему читает. Аттракцион называется «Вспахивание и засевание доброкачественными семенами больного мозга». Хотя говорит для сердца, это ясно. Очень хорошо говорит. Потрясающе говорит. Под каждым словом подпишусь. И про отсутствие доверия Богу и ближнему (последнему доверять при моём воспитании всё равно что ежедневно сеппуку совершать, а иеромонах о том же и сказал, «неправильное у нас воспитание было!», и я опять мысленно подписалась), и про мечтательность как форму смерти, и про самоотречение как форму жизни, и про блуждание постоянное мимо спасительного жизненного пути, и про иллюзию духовной жизни, и про то, что мы себя не видим — и дай Бог, чтоб ближе к смерти хоть что-нибудь разглядели. Всё так, всё истинно так! И что надо делать уже, а не думать. Да. Вот прямо сейчас встаю, крякаю и, засучив рукава… бросаю даже думать. Уже не в коня корм. Потому что конь явно переел православной терминологии. 


Одно на ум пришло, давным-давно уже, просто вспомнилось: чтобы сюда сейчас зашли боевики с претензией на стирание нас с лица земли, нужно христианскую жизнь вести. Или, как минимум, закончить непрекращающийся бунт против Бога (это когда в Евангелии сказано абсолютно не то, что ты видишь у себя в биографии ежедневно). Потому что расстрел за Христа — это форма благословения Божия, которое надо заслужить. И отнюдь не посещением и конспектированием складных лекций.