Священник и СИЗО
24.08.2018
178 просмотров
Найдено в Интернетах

Автор: священник Дионисий Чернявский.

Отношение к вере у заключённых такое же разное, как и у людей в обычной жизни. Есть те, которые к вере относятся очень серьёзно. Например, мне попадались заключённые, практикующие Иисусову молитву (причём начали практиковать именно в СИЗО, после беседы и наставления священника). Есть верующие, для которых важны таинства и они стараются к ним очень тщательно подготовиться. Случается, что ко мне обращаются верующие из других конфессий, которым просто важны слова поддержки. Бывают люди, которым просто хочется выговориться, поделиться с кем-то своими переживаниями и тяжёлыми мыслями, и не всегда это верующие. Бывали случаи, когда заключённые приходили так сказать «побороться со мной» об истинности веры и т.п. Мило побеседовали, многое открыли для себя и пришли к выводу, что вопросы веры – это очень даже не просто. Чего же просят? Чаще всего что-нибудь почитать, либо иконки и крестики, либо помолиться за родных и близких. Среди сотрудников тоже есть верующие люди. И им не просто. В качестве иллюстрации вспомнились слова моего руководителя по Общественной наблюдательной комиссии, Николая Александровича Ломако, обращённые к одному из заключённых: «Вам сидеть здесь недолго, в зависимости от дела, а вот им (сотрудникам) – всю жизнь».

Честно говоря, как христианин, сложности при работе с заключёнными я не испытывал. Возможно это связано с тем, что изначально никаких иллюзий я не строил. Шёл к людям, которые совершили ошибки, порой страшные. Но каждый из них – это образ Божий, потому я шёл к ним, чтобы помочь это понять. Интересно, или даже удивительно было слышать, как они рассуждают о жизни, о Боге. Так, например, при беседе с одним молодым человеком четырнадцати лет, я удивлялся его здравым рассуждениям и взглядам на жизнь, насколько точны и интересны были его выводы. Судят его за групповое изнасилование. Такие случаи лично меня поражают, потому что зная их дело, тяжело поверить, что эти люди, так рассуждающие о достаточно высоких темах, могут совершить такие деяния. Каждый раз после встречи с заключёнными хочется надеяться, что в их жизни может что-нибудь измениться. Этой надежда и подпитывает мои силы в этом деле.

Конечно, пока человек помещён в особые условия содержания, он тянется к вере, потому что для него это возможность отрешиться от окружающей действительности. Но когда он выходит на свободу, всё может резко измениться. Случаи, когда человек менял свои взгляды в СИЗО, я встречал, но надолго ли эти изменения? Сможет ли человек, выйдя из тюрьмы, остаться осознанным христианином? Сложно проследить. Мне лишь только остаётся надеяться, что этим людям хватит воли, сил и терпения не вернуться на «скользкую дорожку». Я знаю два примера, когда человек, освободившись, стал осознанным верующим. Первый пример – прихожанин нашего храма. Лично с ним я в СИЗО не встречался, но, судя по всему, он многое пережил в тюрьме и на многие вещи стал смотреть иначе. Другой пример – один священник, который в своё время ошибся, но вовремя смог остановиться. Сейчас он, также как и я, работает с заключённым, помогая осознать им, что тюрьма – это не конец жизни и что многое можно изменить.