«Интерстеллар»
22.07.2018
897 просмотров
Артём Перлик

Любовь, что движет солнце и светила... (Данте)

Известный учёный Аверинцев писал: «Даже ложная значительность по-своему свидетельствовала о задании, без выполнения коего и жизнь не в жизнь». Человек не удовлетворяется быть пылинкой во вселенной, чувствуя, как лермонтовский Печорин, что создан для чего-то невообразимо высокого, какого-то надвселенского предназначения, которое выражается во всей полноте, когда мы любим и любимы по-настоящему.

Об этом и о многом другом фантастический фильм 2014 года «Интерстеллар», один из немногих фильмов современности, который даёт человеку радость узнать, что такое, по выражению толкиновского Гэндальфа, «отрадные слёзы» .

Ведь если современные люди и утратили какой-либо навык, так это умение быть учениками у красоты, преклонять колена перед высшим себя и плакать при своём отречении… «Интерстеллар» возвращает нам эту возможность очищающих сердце слёз, без которой человек не становится человеком и без которой невозможно посмотреть на другого как на единственного из всех. По этому поводу Аверинцев вспоминал о митрополите-подвижнике Антонии Сурожском, что «он оглядывал каждого из нас, как если бы каждый был единственным в храме, единственным во всём мире».

И Аверинцев же писал: «Удача моя была в том, что мне было всю жизнь кому читать стихи: друзьям, и прежде всего – моей жене». Потому что, как говорил святой Амвросий Оптинский, нет в мире большего сокровища, чем сердце, внимательное к сокровенному. Любой может с нами выпить бутылку пива. Любой может обсудить с нами последние сплетни. Но разделить с нами строки Пушкина или Рильке, те строки, которые зажигают нас новой жизнью, новым смыслом, новой красотой, – для этого нужен только тот, кто дарит нам самое редкое и драгоценное из возможного – единство сердца. А для этого нужны мудрость и глубина, и всё, что случается с нами, есть шанс, данный нам от Бога, эту мудрость и глубину обрести.

Силуан Афонский рассказывал сказку о петухе, который всю жизнь провёл на скотном дворе близ навозной кучи, а потому не поверил рассказу орла, что в мире бывает невероятная красота морей, лесов, равнин, саванн, прерий и гор. Червяки в навозной куче казались петуху куда привлекательней всех этих странных рассказов и куда весомей – ведь есть хочется каждый день, а звёзды – «их в карман не положишь, из них каши не сваришь...».

Когда человек не изведал большего, ему, как сыну главного героя фильма, кажется, что верх и предел высочайшей человеческой мечты – это каждодневный труд на личной ферме и стабильный ежегодный доход, без особых тревог о завтрашнем дне. Но его родитель, Купер, помнит о полётах к звёздам и мечтает о них. И вот его мечта исполняется – его выбирают пилотом в межгалактической экспедиции, очень сложном задании, выполнение которого должно помочь всей планете.

Господь устраивает жизнь каждого из нас по тайному желанию нашего сердца, и Купер с другими астронавтами отправляется в многолетний полёт к другим звёздам и дальним планетам. И тут вдруг оказывается, что человеку могут быть нужны звёзды, открытия, галактики, родная земля и сама его жизнь лишь когда есть те, с кем всё это можно разделить. Кто окажется нашим ближним. Кто станет для нас нашим счастьем о человеке. Кто любит и любим нами.

Философ Кант говорил, что в человеке сияет небесная красота, и она постоянно говорит о том, что есть Бог. И эта красота открывается в нашей любви, в том явлении, когда мы, глядя на другого, видим его необыкновенно прекрасным. А всё остальное в нашей жизни – это только наш труд для того, чтобы принести все эти цветы нашего сердца, мыслей и дел к ногам тех, кто в наших глазах так много прекрасен, что нам не выразить этого, не отдав ему всю нашу жизнь до конца, служа ему и радуясь о нём день за днём.

Любящего и любимого мы всегда ощущаем лучшим, чем мы. И так, в любви, мы открываем всю ненапрасность этого мира и своей жизни, узнавая, что человек не становится человеком до тех пор, пока не преклонит колена перед Любимым, а значит – высшим себя!

Быть может, самая большая проблема современных людей – это неверие в лучшее, безнадёжность, недоверие тому факту, что Небо и вправду знает, что делает. Корень этого недоверия – жизнь для себя. Если кто-то заботится лишь о том, как напитать свои гордость и эгоизм, то как ему поверить, что на земле живут не только собаки? Что любви не свойственно бросать доверившихся ей? Что и в самые трудные дни над нами есть Чья-то рука?

Все герои фильма, кто пошел по пути эгоизма, теряют и надежду на хороший исход. Доктор Бренд, разуверившийся, что людей можно спасти. Доктор Манн, который решил спасти себя любой ценой. А противоположностью выступают Купер, его дочь Мёрф и Амелия.

Амелия говорит: «Меня тянет через всю вселенную к человеку, которого я не видела десять лет и который, возможно, уже мёртв. Любовь – это единственное доступное нам чувство, способное выйти за пределы времени и пространства». А Купер, попадая в чёрной дыре в гиперкуб, созданный для него кем-то неизвестным и могущественным, говорит, что лишь любовь проникает за границы всех измерений и времени, потому что её родина – не вселенная, а нечто большее…

Куперу кажется, что его и Землю спасли люди из будущего. Его друг робот здраво замечает, что «Люди не могли это создать». И действительно, спасение Купера, Земли и всех нас – не дело кого бы то ни было из живущих или грядущих жить после нас. Это дело Бога.

Именно Он, не именуемый в фильме, расставляет все события мира так, чтобы мы могли прийти в счастливый конец всех своих больших и малых историй. Ибо Он умеет дарить нам счастье, потому что Им и Его вселенной движет только любовь, несмотря даже на то, что «Его пути – не наши пути, и Его мысли – не наши мысли...» (Ис. 55:8).