Смирение = гордыня наизнанку
09.09.2019
831 просмотр
Игорь Лужецкий

Источник: Специально огороженный

Часть 1: Прикуривать от горящих змей. Опыт ссоры с Богом 
Часть 2: Формула гордыни. Опыт анализа собственного безумия

У этого текста будет несколько эпиграфов, простите:

Пороки – добродетели, сошедшие с ума. Какой-то великий британец

Не понимаешь смысла – вникай в этимологию термина. Отец Максим Попов CMF

Наиболее простые вещи понимаются наиболее трудно и наиболее остро. В соавторстве с Сергеем Кондратюком

Мне никогда не нравилось слово «смирение». Даже не так: я всегда его боялся. Я думал, точнее ощущал, что смирение – это когда мордой о неструганый стол. Даже в молитвах я всячески избегал этого слова. Ну его. Зачем врать пред Господом и просить того, чего ты не понимаешь и боишься. Домашняя молитва не евхаристический канон – из нее слова можно выкидывать.

А сейчас, после пережитого опыта ссоры с Отцом, я начал понимать, про что это слово.

Итак. Все началось с гордыни, суть которой в том, что ты и только ты есть единственный действующий субъект в этом мире. Остальные люди – не акторы, но реакторы: они лишь реагируют на твое действие. Но, как известно, гордыня не начинается с гордыни. Ни один грех не начинается с греха. Ему предшествует благой помысел. Помысел о том, что ты сейчас возьмешь и сделаешь всем вокруг хорошо. Ты же клевый, ты же христианин и желаешь ближнему исключительно блага. Фишка в том, что ты сам решаешь, что для твоего ближнего благо. Решаешь и начинаешь действовать, думая и решая за него. Что из этого выходит, я уже описывал.

И ты не можешь поймать простую (но трудную и тяжелую) мысль, которую прекрасно выразил равви Лев Бацалель из Праги: «Чеканщик каждую монету чеканит своим клеймом, и потому они выходят одинаковыми. Всевышний же каждого человека чеканит клеймом Адама, и потому каждый человек – первый человек в мире». То есть каждый человек есть Адам, для которого создан мир. Каждый человек – вселенная, как и ты. Каждый человек – актор, макрокосм, заключенный в микрокосм.

И потому путь гордыни есть путь диавола, когда макрокосм нового Адама (любого человека, встреченного тобой в жизни) сводится до уровня полезных (или чешущих твое самолюбие, или опасных для твоей самореализации) социальных функций. Каинов путь.

Суть смирения, как мне кажется, в том, чтобы мочь видеть массу людей вокруг себя равными тебе в глазах вашего общего Творца. То есть возможность увидеть мир Авелей, для которых ты тоже можешь стать Авелем, не становясь Каином: у каждого своя жертва, каждый вправе менять мир так, как говорит ему его призвание, – не убивая его для того, чтобы стать единственным и неповторимым.

Попытаюсь сказать иначе. Суть смирения в том, чтобы смочь увидеть вокруг себя иных, равных тебе акторов (это, кстати, хороший способ увидеть Главного Актора) и быть с ними (или стараться быть с ними) в процессе синергии. Быть в мире с миром. Не воевать с творением, так как, воюя с творением, ты одновременно ведешь три войны: с равными тебе людьми, с собой (ты тоже творение), с творцом.

Или же быть в смирении равно тому, чтобы в акте сотворчества с другим человеком (другим Ты) смочь стать частью его вселенной, его мира.

Или же, по мысли отца Максима Попова CMF, с-мирение есть с-частье. Мысль запредельная, но верная.

Так вот, Господь, требуя от нас смирения, просто приглашает нас к счастью. Но это единственный вариант остаться человеком, так как, когда ты перестаешь видеть людей вокруг себя именно как людей, ты сам перестаешь быть человеком.

Да, быть счастливым не равно постоянному кайфу. Да, счастье – это временами больно. Но это то единственное, что делает нас людьми.

Вывод: смирение – не про «мордой о стол». Смирение – про право других людей тоже быть акторами, про их право быть частью тебя и твое право быть частью их.