Что общего у кавказских феминисток и христианских святых?
07.10.2019
637 просмотров
Найдено в Интернетах

Автор: Дина Королёк 
Илл.: Жены-мироносицы. Нестеров Михаил Васильевич. 1901

С огромной сияющей любовью к сообществу «Подслушано Феминизм Кавказ» и его подписчицам.

Недавно кто-то написал кому-то из наших девчонок что-то вроде: «Ну как ты, не стала ещё христианкой со своими феминизмами?» В комментариях посмеялись, а я не на шутку задумалась: он что, тоже любит читать жития ранних христианских святых, как и я?

Когда я читаю истории о святых, живших в первые века после Рождества Христова, я всё время вспоминаю о девушках из нашей группы. Потому что это истории о девушках, которые убегали из родительских домов, откуда их собирались выдать против воли замуж. Это истории о девушках, которых родители заставляли практиковать чуждые им религии и которые разбивали идолов. Это истории о девушках, которые срывали венцы с надменных правителей. Это истории о насильниках и о том, как их поражали молнии и пожирала земля.

Вот отрывок из одного из моих любимых житий:

Отец очень любил юную Варвару и очень берёг её, построив для неё замок с башней, чтобы скрыть красоту дочери от посторонних глаз. Из своей башни Варвара смотрела на небо и природу и предавалась мыслям о мире и Боге. Когда к ней стали свататься женихи, Варвара сказала отцу, что не желает выходить замуж. Она познакомилась с христианками и упросила строителей построить для неё башню с тремя окнами — в честь Троицы. Когда отец увидел это, он разозлился и хотел ударить Варвару мечом — она же убежала к горе, которая расступилась перед девушкой и спрятала её. Позже Варвару всё же нашли, и отец отрубил её голову мечом – в следующий миг его убила молния.

Какое причудливое зеркало современной нам реальности! Сокрыть, спрятать от чужих глаз в башне – и убить непокорную! Но кого поминают христиане до сих пор? Смелую деву – или её отца, который сохранил свою «честь» и утерял человечность?

Или вот:

Юная Фёкла была дочерью знатных родителей и была обручена со знатным юношей. Услышав проповеди апостола Павла, она решила посвятить жизнь Богу и не выходить замуж. Мать уговаривала её, и, когда девушка осталась непреклонна, рассердилась и захотела казнить её, чтобы она не была примером другим девушкам, что отвергали брак. Фёклу привели на площадь и хотели сжечь в огне, но как только огонь разгорелся, внезапный дождь потушил его. Фёкла убежала из дома и добралась до Антиохии, где богатый правитель стал домогаться её. Она посмеялась над ним, сорвав с него царский венок. Правитель осудил Фёклу на казнь, но за неё вступилась его жена.

В одном житии женское предательство из покорности миру мужчин – и женская солидарность в конце.

А почему бы и нет? Венок сорван с головы сильного.

Не всем девам удаётся сбежать. Но между верой сердца и послушанием родителям они всегда выбирают веру сердца.

Ирина не хотела выходить замуж и убеждала родителей стать христианами, как и она. Отцу это не понравилось, и он решил казнить её, но Господь ему не позволил. Правитель города также был раздражён смелой девушкой и приказал подвергать её унизительным пыткам, Господь снова защитил её. Когда пришло ей время умирать, она заранее ушла в пещеру и попросила закрыть вход в пещеру камнем. Когда через четыре дня горожане отвалили камень, её в пещере, подобно Христу, не нашли.

Вы унижаете нас. Унижаете. Но пройдёт время, и уже не сможете унизить. Мы сможем скрыться.

Иногда святым девам не удаётся избежать замужества. Но у святых Божьих есть на это своё мнение:

Анна Вифимская была дочерью рано умершего дьякона, воспитывала её бабка. Юной она сбыла внучку против воли замуж. Однажды Анна пришла в монастырь, где святой старец вознегодовал: "Зачем отдали замуж девицу, которой предстоит множество подвигов и великих дел?" После этого у Анны родилось двое сыновей. Когда умер её муж, а позже и сыновья, она надела мужскую одежду и стала иноком в монастыре.

Зачем отдали замуж девицу, которой предстоит множество подвигов и великих дел?

Среди христианских святых и юродивых вообще часто встречалась практика переодевания: женщин – в мужское платье, мужчин – в женское. И в этом есть глубокий смысл. Евагрий Схоластик, христианский философ, пишет о юродивых:

«Хотят с мужчинами быть мужчинами, а с женщинами — женщинами, желая причаститься каждому естеству, а не принадлежать только одному. Для них настолько смешаны противоположности, что в них сосуществуют жизнь и смерть… И так в них обе жизни переплетены, что даже совершенно отвергнув плоть, они по-прежнему живут и с живыми… всех слушают и со всеми встречаются».

Христианские святые имеют своё мнение и о проблеме домашнего насилия, в особенности о том, что женщина всегда «сама виновата»:

Фомаида жила с мужем в Александрии. В какой-то момент к ней стал приставать свёкр (отец мужа). Однажды муж Фомаиды ушёл ловить рыбу, и она осталась со свёкром наедине. Тот стал домогаться её и угрожать ей оружием, если она с ним не переспит. Фомаида ответила, что лучше ей быть убитой, чем совершить такую мерзость. В ярости свёкр ударил девушку мечом. В то время прибыл в город святой Даниил. Он сказал, что Фомаиду следует похоронить вместе с монахами обители. Люди стали возмущаться, но он сказал, что девушка достойна называться матерью монахов обители, ведь она умерла за чистоту.

Девушка погибла, но, к всеобщему удивлению и негодованию, святой Даниил возвысил её как героиню. Вот, наверное, все разозлились! Как же «достойна называться матерью» -- ведь любая изнасилованная, любая убитая – «сама виновата», «сама соблазнила», «если убил – значит было за что убить шлюху»!

Но только не для святых.

Одна из дев решила оставаться всю жизнь безбрачной, и её бывший жених донёс на Евгению за то, что она проповедует безбрачие. Евгению привели в храм Дианы, но как только она к нему подошла, идол в нём разбился. Её кинули с камнем на шее в реку, но она выжила. Её бросили в огонь, но он не жёг её тело. Её посадили на десять дней в яму, но убили мечом только в день Рождества, как обещал ей Господь.

Погибшие от рук сильных, от рук правителей, от рук мужчин – «позорницы» и «шлюхи» для одних – и героини, достойные умереть в день Рождества Христова, – для других, для святых.

Сколько времени утекло с тех пор. Конечно, в наше время не очень верится в чудеса, в волшебные превращения и невероятные избавления, но из глубины веков до нас доносятся голоса: мы – не виноваты, мы – ваши сёстры, мы – любим Бога, мы – есть. И Господь с нами – молниями, огнями или тихим голосом правды, который раздаётся в каждом сердце, которое слышит истории о том, как слабые посрамили сильных, как убитая девушка была названа героиней и похоронена с почестями, как убежавшая из дома девчонка была названа «позорницей» одними и веками поминаема поколениями других.

Наши подруги из прошлого улыбаются нам с икон. И даже если мы не христианки: ведь убивать за другие взгляды – это немного не в их духе.

P.S. В церковном календаре у каждой из святых есть свой день памяти. Иногда я вспоминаю, что сегодня «день» Феодоры, или Иулиании, и внутренне улыбаюсь.