Священный брак. Неожиданная связь между религией и сексом
22.05.2018
3671 просмотр
Переводы

Автор: Робин Филлипс
Перевод: Миша Сугойдь специально для «Меньше ада»

В нашей культуре мы часто слышим о вещах, которые должны помочь парам иметь лучший секс: от специального белья до повышающих удовольствие препаратов. То, о чём мы много не слышим, – это роль, которую религия может играть в улучшении половой жизни пары.

Простое предположение о том, что религия может улучшить секс, покажется многим смехотворным. Наше общество в значительной степени осознало, что религия является врагом сексуального удовольствия. После сексуальной революции многие люди поверили, что человек, чьи сексуальные привычки ограничены религиозными ценностями, не может в то же время испытать сексуальное счастье. Хотя верующие часто оспаривают эти утверждения, наука встала на их сторону только сравнительно недавно. Доказательства, тщательно собранные социологами, убедительно показали, что религиозные люди в целом более сексуально удовлетворены, чем любая другая группа в западном обществе.

Чикагское исследование


Признавая, что выводы Альфреда Кинси в середине 20-го века были методологически ошибочными, в 1992 году социологи Роберт Т. Майкл, Джон Х. Ганьон и Эдвард О. Лауманн инициировали всестороннее исследование сексуальных привычек американцев. Они наняли штат из 220 интервьюеров, находящихся в Национальном исследовательском центре общественного мнения при Чикагском университете. Вместо того чтобы полагаться на показания нерепрезентативных групп добровольцев, как это сделал когда-то Кинси, эти исследователи использовали случайные выборки, собирая свою статистику. В течение семи месяцев они опросили 3432 респондента и задали им вопросы обо всех аспектах их сексуальной жизни.

Многое из того, что они обнаружили, было предсказуемым, в то время как некоторые вещи стали неожиданностью. Самым большим потрясением для всех оказалась взаимосвязь между сексуальным наслаждением и религиозными верованиями.

На основе объективно проверяемых критериев, таких как сексуальная отзывчивость и частота оргазма, исследование показало, что люди, которые имеют самый лучший секс и наиболее счастливы в своей сексуальной жизни, являются моногамными женатыми религиозными людьми.

Обобщая результаты своих исследований в монографии, ученые отметили: «Женщины, не имеющие религиозной принадлежности, с наименьшей вероятностью сообщали о том, что у них всегда был оргазм со своим основным партнером: только один раз из пяти... Протестантские женщины, которые были опрошены, имеют самый высокий процент по статистике: они испытывали оргазм почти в трети случаев. В целом наличие религиозной принадлежности было связано с более высокими показателями оргазма для женщин (27 % как католиков, так и протестантов сообщали, что всегда имеют оргазм со своим основным партнером)».

Авторы были вынуждены сделать вывод о том, что «религия может быть независимо связана со скоростью женского оргазма».

Предыдущие исследования


Чикагский опыт подтверждает то, что ученые нашли в предыдущих, менее методологически строгих исследованиях. Например, исследование, проведенное Redbook Magazine в 1970 году, также обнаружило сильную корреляцию между религиозностью и сексуальным удовольствием. Кроме того, опрос Redbook показал, что для женщин старше 25 лет наблюдалась ситуация, в которой чем более религиозной была женщина, тем больше у нее было шансов «испытывать оргазм почти каждый раз, когда она занимается сексом». И наоборот, нерелигиозные женщины, как правило, наименее удовлетворены качеством и количеством своих половых актов.

Исследование Стэнфордского университета 1940-х годов и еще одно исследование начала 1990-х годов также обнаружили, что женщины, которые регулярно посещают религиозные службы, набрали больше баллов, когда дело дошло до оценки уровня сексуального удовлетворения.

Переосмысление стереотипа


Эти результаты бросают вызов стереотипу, который был увековечен Ницше, Фрейдом и сторонниками сексуальной революции. Стереотип гласит, что практикующие религиозные люди являются авангардом строгого викторианства, которое неизбежно подавляет сексуальное удовольствие.

Уильям Р. Маттокс-младший ссылается на этот стереотип в USA today в статье 1999 года под названием «Ага! Назовите это местью церковных леди», отмечая, что «общее предположение по-прежнему заключается в том, что церковные дамы сексуально репрессированы или что они похожи на блаженно невежественных женщин-крестьянок, которые думают, что им и так хорошо, однако понятия не имеют, от чего отказываются». Маттокс указывает на «Доклад Януса о сексуальном поведении» 1993 года, в котором исследователи обнаружили, что нерелигиозные люди «имеют тенденцию сосредотачиваться на более технических или физических аспектах секса, в то время как религиозные уделяют больше внимания мистическим и символическим измерениям своей сексуальности». Маттокс предположил, что такое внимание к мистическим и символическим аспектам может быть причиной того, что религиозные люди действительно имеют больше потенциала для полноценной половой жизни, вопреки известному стереотипу.

Я думаю, что Маттокс и Янус были на верном пути, предположив, что то, что пара думает о сексе, создаёт существенную разницу в том, как они переживают его и как они его оценивают. Однако это должно быть объяснено поподробнее. Что конкретно есть во взгляде религиозных людей на секс, что может объяснить, почему, в среднем, они лучше проводят время в постели? Я хотел бы предложить четыре возможных объяснения.

1. Святой секс против просто секса


По своей природе социальная наука может только описать то, что происходит, но не объяснить, почему это так. Однако это не помешало чикагским исследователям предложить теории для объяснения связи между религиозными убеждениями и сексуальным наслаждением. Они предположили, что, возможно, эта связь проистекает из веры христиан в святость брака и сексуальности. Они писали: «Возможно, консервативные протестантские женщины твердо верят в святость брака и в сексуальность как выражение их любви к своим мужьям.

Это имеет большой смысл. Если мы считаем, что секс является святым, то мы, вероятно, найдём его более приятным в долгосрочной перспективе, чем если мы считаем, что секс есть что-то меньшее, чем святыня. Просто сравните секс, описанный в Песни песней, и то, как он представлен в нынешних телевизионных шоу. Некоторые телевизионные программы, не представляя секс как что-то грязное, в то же время совершают столь же трагическую ошибку, полностью распыляя его. Когда актрису Кристин Дэвис спросили о ее роли в фильме «Секс в большом городе», она ответила, что цель фильма была в том, чтобы «демистифицировать всё связанное с сексом».

Демистификация секса удаляет тайну, чары и удивление из этого опыта, представляя его как нечто, что является простым и обычным, если не полностью механическим. Та же проблема возникает в результате продвижения эротики (soft porn), которая сейчас пронизывает все уголки западного общества. В результате секс превращается во что-то безличное, банальное и механистическое, если не просто скучное.

Контрастируя с этим, библейская Песнь песней представляет половую любовь как нечто прекрасное, священное и наполненное удивлением. Не нужно знать высшую математику, чтобы понять, что последняя парадигма предоставляет больше возможностей для более полезного и полноценного сексуального опыта.

2. Свобода от вины – лучше всего


Уильям Р. Маттокс в приводимой выше статье в USA today предположил: «Церковные леди стремятся быть свободными от вины из-за нарушения собственных сексуальных норм», – это фактор, который препятствует сексуальному удовлетворению среди неженатых студентов, как показало исследование Коннектикутского университета.

Даже если человек утверждает, что не признает никаких сексуальных табу, нарушение Божьих норм сексуальной морали неизбежно наполняет его половую жизнь чувством вины, хотя бы на бессознательном уровне. В то время как религиозные верующие вряд ли защищены от актов лицемерия и сексуальной непристойности, мало кто сомневается, что средний религиозный человек имеет тенденцию быть более сексуально нравственным, чем средний нерелигиозный человек. Невзирая на исключения, в среднем, сексуальные контакты религиозного человека будут менее ослаблены виной, освобождая его или ее от этой вины, для того чтобы испытать именно тот тип удовольствия, который Бог разработал для нас, чтобы мы его испытывали.

3. Скромность


Другая причина, по которой религиозные люди в среднем более сексуально удовлетворены, чем другие, может заключаться в связи между религиозностью и скромностью. В то время как многие религиозные люди одеваются так же нескромно, как и многие нерелигиозные, первые по крайней мере больше осознают свои обязательства в этой области. Но какая связь между скромностью и сексуальным наполнением? Я отвечу сначала с женской точки зрения, а затем с мужской.

Женский взгляд. Некоторые женщины говорили мне, что скромность – это то, что важно для них не только потому, что она помогает людям держать себя в рамках приличия, но и потому, что это помогает им высоко ценить свою сексуальность. Они сказали мне, что скромная одежда подтверждает истинную важность сексуальной идентичности женщины, поскольку она провозглашает, что ее тело не является ручным, доступным и банальным. Скромность подтверждает, что наши тела в целом и наша сексуальность в частности являются особенными, заряженными, даже заколдованными и слишком захватывающими, чтобы их можно было использовать в общих целях. Как предложила Кэтлин Ван Шейджик в статье 1999 года: «Если мы что-то почитаем, мы не скрываем этого. И мы не выставляем это напоказ. Мы лелеем это; мы отдаем ему дань уважения; мы подходим к этому с достоинством; мы окружаем это красотой; мы заботимся об этом, чтобы оно не было неправильно использовано».

В своей книге «Возвращение к скромности» Венди Шалит утверждает, что скромность -- это действительно эротическая опция, поскольку она высоко оценивает женскую сексуальную идентичность, подтверждая святость сексуальности, выделяет и лелеет её. Клайв С. Льюис отметил тот же принцип в «Мерзейшей мощи»: «Когда вещь скрыта, ум не рассматривает её как что-то обыкновенное» (when a thing is enclosed, the mind does not willingly regard it as common, ср. перевод Громова и Ладыженского: «Огороженное место ценится». – Прим. ред.). Одеваться нескромно – значит в конечном счете свести нашу сексуальность к чему-то обыденному, тривиальному и скучному. Именно по этой причине скромная женщина значительно повышает значимость происходящего, когда раздевается перед мужем. Как заметил Гавелок Эллис (спотыкаясь об истину один из немногих раз в его жизни), «без скромности мы не могли бы иметь и по праву ценить ее истинную ценность, ту смелую и чистую откровенность, которая же и является окончательным откровением любви и печатью ее искренности».

Мужской взгляд. Скромность также повышает сексуальность с точки зрения мужчин. Неофициальные данные ясно показывают, что мужчины, которые окружены нескромными женщинами (либо из-за компании, либо из-за изображений, которые они видят), как правило, не оценивают высоко их сексуальность, как предполагается, а совсем наоборот. В Дании, где порнография является неограниченной, мужчины часто говорят, что секс стал скучным.

Кристина Одоне писала в The Times, что по мнению рекламодателей секс уже не продаётся так, как раньше. Она предположила, что рекламодатели сделали секс настолько банальным, что он больше не соблазняет нас. Как сказал один шестнадцатилетний подросток, опрошенный в 2004 году: «Я так привык к этому, что меня уже тошнит».

Частая демонстрация наготы ведёт к упрощению и тривиализации человеческого тела, опустошая его от присутствующего в нём неявного эротизма. Как мне кто-то сказал в прошлом году, когда человек видит слишком много плоти, это снижает здоровое волнение, которое он должен чувствовать, глядя на тело своей жены, потому что (зевок) он видит это всё время. Поэтому требуется более высокий сексуальный заряд, иногда до точки крайнего извращения, чтобы соответствовать волнению, которое в противном случае могло бы быть доступно в обычной сексуальной встрече. Возможно, что спрос на наркотики, усиливающие либидо, удовлетворяет потребность, созданную воздействием порнографии?

4. Брак


Другое объяснение связано с браком. В среднем, верующие имеют более возвышенный взгляд на брак, чем нерелигиозные, основываясь на традиционных взглядах римо-католичества и восточного православия, которые идут настолько далеко, что считают супружество «святым таинством».

Этот брак является лучшим контекстом для приятных и полноценных сексуальных отношений, что было ясно из Чикагского исследования. Как отметили исследователи в своей монографии, хотя широко распространенные представления о браке часто изображают притупление взаимной привязанности с течением времени, относительная безопасность, которую обеспечивает брак, может быть значительным источником эмоционального удовлетворения, а также комфортным контекстом, в котором можно преследовать физическое удовольствие.

Но почему секс в браке – более приятный (в среднем), чем внебрачный? Исследователи, безусловно, были правы, установив связь между физическим удовлетворением и типом эмоционального удовлетворения, которое возможно в рамках безопасных отношений. Секс может быть не только физическим актом, но и эмоциональным. Без эмоциональной связи физический акт может превратиться в одно из простых вожделений. И похоть, как правило, лишает сексуальные отношения тайны и предвкушения, а также не оставляет места для эмоциональной и психологической подпитки, которую дает состояние, когда вы любимы.

Сайт chastity.com содержит важное замечание о разнице между вожделением и любовью: «Похоть… скучна, потому что она не дает места тайне и предвкушению. Всё тайное уходит. У чистых больше страсти, чем у похотливых, и именно их страсть дает им способность строить больший вид любви. Они осуществляют самоконтроль не из-за отсутствия страсти, а из-за присутствия любви... Быть любимым гораздо более захватывающе, чем быть использованным».

В браке есть время для развития этого более глубокого типа любви, который коренится как в самоконтроле, так и в уважении к другому человеку. Таким образом, брачная сексуальная встреча – время не для простого удовлетворения сексуальных желаний, но для самоотдачи, ориентированной на другого человека. Это ставит супружескую сексуальность в более целостный контекст и дает ей потенциал, приводящий к большей долгосрочной удовлетворенности, как эмоциональной, так и физической.

Всё остальное приложится


Возможно, это хорошо, что секс-индустрия еще не осознала того факта, что религиозность и вера могут быть ключевыми компонентами сексуально полноценной жизни. Всегда существует опасность, что люди начнут смотреть на религию через чисто утилитарный объектив, поскольку подобные исследования становятся всё более широко известными.

Но, как это ни парадоксально, ключевым ингредиентом счастья в жизни (включая сексуальное счастье) является стремление к чему-то, кроме нашей собственной краткосрочной реализации. Это что-то включает в себя потребности других и, в конечном счете, наши обязательства перед самим Богом. К. С. Льюис описал этот парадокс в «Просто христианстве»: «Ищите себя, и в конечном счете вы найдете только ненависть, одиночество, отчаяние, ярость, разорение и разложение. Но ищите Христа – и вы найдете Его и вместе с Ним всё остальное».

***
Робин Филлипс – автор книги «Cвятые и подлецы», оканчивает магистратуру по исторической теологии в Лондонском Королевским колледже, редактор ряда публикаций и блогов на Unpragmatic Thoughts.


Источник

В оформлении статьи использована картина Alba Lavermicocca "Cantico dei Cantici"