Бесплатный урок христианского прощения
25.11.2019
160 просмотров
Найдено в Интернетах

Автор: Ася Забельшанская.

Источник: Ася не спит!

Ваша девушка так грубо бросила вас, потому что она дрянь.

Ваш приятель сплетничает у вас за спиной, потому что он гад.

Ваш муж изменил вам, потому что он скотина.

Ваша мама кричала на вас в детстве, потому что она зараза.

Ваша собака погрызла все ваши ботинки, потому что дура.

Ваш сосед снова не вынес мусор, потому что весь мир против вас.

И девушка, и преподаватель, и мама, и собака, и сосед, и муж терпеть вас не могут. Они желают вам всего самого худшего. По ночам они зло скрежещут зубами, когда вы им снитесь. По утрам они они режут колбасу для бутерброда и представляют, будто это ваша ненавистная шея. Днём они идут по дороге и думают, как бы им пройтись по вашему хребту. Вечером они пьют вино в компании друзей и мечтают, чтобы в их бокале оказалась ваша мученическая кровь. Ироды!

Лишь бы вас огорчить, обидеть, разозлить, обделить, обесчестить. Такие противные! Как они вообще посмели с вами так поступить? Вы такой милый, симпатичный и порядочный человек. Вы не оставляете друзей в беде и кормите бездомных кошечек сосисками. Зачем вы родились такой умный и очаровательный, если несмотря на это вас будут покидать, предавать, обманывать?

Где эта, как её, справедливость?! Куда смотрит Бог, участковый, карма, полиция нравов?!

Наверняка они сейчас сидят где-то, ехидно потирают ручки и радуются жизни. А вы сидите в уголке, страдаете, быть может, даже плачете. Им хорошо, а вам плохо. Хотя это вы хороший, а они плохие!

Никакой в этом мире логики. Сплошное разочарование!

Эти и подобные этим мысли приходят в голову человеку на одной из стадий проживания горя и досады. На стадии гнева. Психоаналитики говорят, что свой гнев нужно непременно ощутить и выразить. Иначе, подавленный и забитый в глубины нашего сознания, он будет портить нам жизнь и здоровье на протяжении ещё долгого времени.

«Прогневись, а затем иди дальше! — мурлыкают они своим лежащим на кушетке клиентам, — Порви бумагу, напиши злостное письмо, покидайся тарелками в стену! Ну а потом, как успокоишься, вернись в тихую гавань».

«Отпустиииииииииии и забууууудь, и не буудет бооольше слёёёз…» — поют многочисленные терапевты, коучи и духовные гуру.

Вероятно, все они правы. Однако загвоздка заключается в том, что гнев порой — ресурс неисчерпаемый. Можно разбить любимую вазу, порвать романтичные письма, сжечь все фотографии и даже поставить обидчику фингал под глаз, но продолжать тихо злиться всю оставшуюся жизнь.

Дело в том, что громкие импульсивные действия зачастую помогают избавиться только от поверхностной злобы. И то на первое время. Глубинные слои вашего гнева имеют более тонкий характер — философский, и даже, не побоюсь этого слова, экзистенциальный. И, соответственно, методы тут тоже требуются несколько более тонкие. Не побоюсь этого слова, экзистенциальные.

Или побоюсь. Экзистенциальные методы, ой-ой-ой!

Но как некрасивые и порой пошлые бытовые драмы могут быть связаны с миром философских категорий?

«Моя соседка по даче украла у меня козу, а она умничает! Причём здесь это-то, а?! Лучше помоги вернуть мои удои!…».

Я обязательно помогу вам вернуть ваши удои. А знаете, что поможет вам вернуть ваши удои и душевное равновесие ещё более эффективно? Средневековая религиозная философия.

По одной из версий, Бог как социальный конструкт в современном христианском понимании зародился следующим образом. Когда античные полисы стали большими и развитыми, философы зашли в тупик.

«Так! — синхронно почесали голову философы, — Кажется, рано или поздно мы все умрём! И вне зависимости от того праведны мы были или грешны, бедны или богаты, мы все окажемся в равном положении: в земле! Финал нашего существования приравнивает самого добропорядочного человека к падшему маргиналу. Нечестно выходит, братцы!(и, возможно, сестрицы!). Что делать?».

Братцы-мыслители и, возможно, сестрицы-мыслительницы, придумали выход. Они создали протохристианскую концепцию всеблагого Бога, который посмертно награждает нравственных отличников и журит моральных второгодников. Казалось бы, всё теперь на месте, всё в порядке. Но как бы не так!

Возникла новая бытийная трудность. Эта трудность называется проблемой теодицеи — говоря по-нашему, по-русски, проблемой богооправдания.

«Так! — снова синхронно озадачились философы, — Окей, у нас есть Бог. Он всеблаг, всемилостив, всемогущ и вообще все-все-все. Если это так, почему в мире несмотря на это остаётся столько паскудничества и несправедливости? Бог не хочет помочь нам уничтожить зло? Но тогда он не всеблаг! Или он не может? Но тогда он не всемогущ!».

Проблему теодицеи пытались решить Святой Августин, Лейбниц, Бердяев и прочие фантастически умные дяди. И тёти. Один из самых распространённых вариантов решения звучит так:

Зло — это не корыстный умысел Бога. Бог всеблаг и представляет собой само добро. Зло происходит там, где нет Бога. Где люди, которым предоставлена свобода воли, от него отвернулись.

А теперь придадим этой логической цепочке приземлённые светские очертания. О том, что Бог есть любовь писали в Библии. А ещё об этом говорил Далай Лама, Ошо, Джон Леннон и, кажется, даже рэпер Децл. Все кому не лень говорили, в общем.

Зло происходит там, где нет Бога.

Бог — это любовь.

Зло происходит там, где нет любви.

Можно достать школярскую тетрадь в клеточку и записать эту фразу в качестве решения метафизического уравнения.

Казалось бы, эти демагогические разглагольствования не имеют отношения к актуальной реальности, но это не так. Уже ближе к двадцатому веку они находили отклик в работах Фрейда и Фромма. И уже сейчас, в веке двадцать первом, эти концепции всё ещё в ходу.

Фрейд писал, что здоровый человек — человек способный любить и работать.

Фромм в своих более поздних работах писал о принципиальной антонимической разнице между любовью к себе и эгоизмом.

Любовь он рассматривает как созидательное ресурсное состояние.

Человек, который обладает этим ресурсом, любит себя и окружающих людей.

Когда человек находится в гармонии с собой, нет необходимости тратить силы чтобы всё время с собой ссориться и договариваться.

Не нужно бесконечно искать кого-то, чтобы любой ценой услышать о своей исключительности.

Не нужно тратить последние силы, чтобы дать себе хоть немного любви. Её и без того в изобилии. Ни к чему быть эгоистом.

А значит появляются силы на куда более занятные размышления. На размышления об ответственности за свои действия и чувства других людей.

Ещё гуманистические психологи в прошлом столетии говорили, что человек по природе своей склонен к эмпатии и кооперации. И как только его базовые потребности оказываются удовлетворёнными и он чувствует себя в безопасности, в том числе эмоциональной, эти склонности начинают работать как часы. Не верите Эриху Фромму, вспомните Абрахама Маслоу.

У Изиды Оскаровны жизнь удалась. Она улыбается себе в зеркало, ей восхищается муж, брат мужа, собака мужа и босс мужа. Её ценят коллеги и обожают друзья.

Изида уверена, что она прекрасна и окружающие люди с ней согласны. А раз так, они тоже вполне симпатичные ребята.

Изида привыкла заботиться о себе. И её добрая привычка распространяется на других.

Изиде не мучает себя внутренними диалогами в духе: «А не жалкая ли я бездарность? А не слишком ли велик мой нос? А рот?!». Благодаря этому у неё остаётся много сил, чтобы — внимание — не делать массы вещей: не орать на детей, не оскорблять мужа, не плеваться кипятком в свекровь.

Способность удержать импульс и не сделать гадость связана с силой воли. Современные нейробиологи говорят, что сила воли — исчерпаемый ресурс, который определяется уровнем гормона дофамина в крови. Мы просыпаемся с определённым уровнем оного, а дальше начинается веселье.

Видеоблогеры давно облюбовали формат, где демонстрируют аудитории, как проходит их день: весело, задорно, молодёжно. Я утрированно продемонстрирую как проходит день агрессора из ваших мыслей. Писать буду от первого лица, так что можете вживаться.

Встать в семь утра и пойти на нелюбимую работу? Встали, потратили пятнадцать процентов дневной порции силы воли.

Не есть круассан с кофе на завтрак, слишком калорийно, а вам противно смотреть на себя в зеркало? Минус пять процентов дофамина, перебороли себя.

Постараться не думать о том, какое вы уродливое бесталанное ничтожество? Ну дела, минус тридцать процентов силы воли к ряду!

Удержаться и не нахамить в ответ начальнику, который ни во что вас не ставит? Ещё минус сорок!

Каждый такой случай — удар психологической скалкой прямо себе по голове.

День только начался, вам предстоит ещё многое «не», а ресурс уже исчерпан. Не остаётся сил не лапать секретаршу при живой жене и не швыряться тарелками в не менее живую собаку при умирающей совести. Ещё бы совесть не умирала. В отличие от жены, она не умеет лепить пельменей и её постоянно нужно подкармливать собственными пельменями, слепленными из своих эмоциональных сил. Которых нет — все потрачены на бесплотные склоки с собой и борьбу с ненавистным бытом.

Разумеется, у каждого такого человека психологическая скалка бывает разного размера, а черепная коробка разной крепости. От совокупности всех этих факторов зависит масштаб гадости, на которую он способен.

Но причём же здесь средневековая философия?

Когда человек не может перестать злиться на своего обидчика, он сталкивается с той же дилеммой, что и философ из греческого полиса.

Он не может смириться, что подлец и забияка останется безнаказанным.

Ему гневно, отчего сразу после злодеяния на землю не спустится архангел Гавриил и не рассёк грешника напополам.

Он не желает принимать, что продолжает находиться с агрессором в равном положении.

Он жаждет восстановить справедливость и отомстить.

Он рисует в голове картинки кровавой расправы.

Трудность состоит в том, что редкий желающий оторвать своей бывшей жене ноги приводил свои фантазии в исполнение. Во-первых, на практике это не так уж и просто. А во-вторых, в тюрьме не показывают политические передачи про Украину и клипы Селены Гомез — приходится сдерживаться.

А тем временем потребность в возмещении ущерба и восстановлении балансе остается базовой. И невыполненное возмездие остаётся тяжелым грузом висеть на жертвенной шее обиженного человека.

И если философы из греческого полиса для выхода из этой ситуации создали фигуру Творца, то абстрактного воинствующего атеиста Василия такой вариант может не устроить.

Как же ему быть? Как удовлетворить свою экзистенциальную потребность в справедливости?

Воинствующий атеист Василий любит науку. Так пусть тогда вспомнит о том, что я писала выше про Фромма и дофамин. И тогда он получит бесплатный сюрприз в виде приятного осознания.

Для того, чтобы наказать бывшую жену, можно не отрывать ей ноги.

Какое облегчение!

Можно не делать вообще ничего. Когнитивные механизмы, которые привели эту даму к потребности бить своего мужа скалкой, и без того будут наказывать её всю оставшуюся жизнь. В том случае, разумеется, если она не раскается и не отправится на приём к хорошему терапевту — и не потратит на кучу времени и денег на перестройку своего бессознательного.

Неспособность выражать свои чувства, импульсивность, неуважение чужих личных границ ещё неоднократно выйдут ей боком, потому что такое поведение приводит к общественным санкциям.

Вечные претензии к себе и выматывающие ссоры с самой собой, которые истощили её и склонили так себя вести, продолжат истощать её также как и раньше.

Проблемы сверхъестественной справедливости и божественной кары максимально просто разрешаются устройством человеческой психики.

«Тяжела и неказиста жизнь народного артиста!» — говорили в СССР.

«Не так! — говорю я после разрушения социалистической империи, — Тяжела и неказиста жизнь человека, который обделён эмоциональной гармонией».

Когда Иисус в Нагорной проповеди произнёс всем известную фразу «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую», все поспешно решили, что он тот ещё мазохист. Но это не так. Хитрый Иисус всё просчитал на пророческом калькуляторе! Он прекрасно понимал, что одна пощёчина сущий пустяк по сравнению с градом ударов, которым бьющий осыпает себя каждый день. Так стоит ли тратить время на энергозатратные разборки?

Так что если ваша жена била вас скалкой, ей можно только посочувствовать. Вы с ней были несколько лет и то не круглые сутки. А она бьёт себя психологической скалкой по голове уже сорок восемь годиков. И вам есть куда от неё бежать от её скалки, а вот ей от своей — навряд ли. Только представьте, как выглядит её эмоциональная жизнь. Бедняжка.

Несколько абзацев назад мы говорили о том, что переменную Бога в светском культурном дискурсе принято заменять на переменную любви. Поскольку все сомнительные поступки, как мы уже выяснили, люди делают от дефицита этого светского Господа внутри себя, выход остаётся только один. Подарить им немного любви и принятия во имя собственной безопасности и комфорта. Авось, хоть немного притихнут. И стук психологической скалки не будет раздаваться на всю квартиру.

Я дописываю эту статью из верхней ложи синагоги. И именно отсюда я желаю вам инвестировать в выгодные активы христианской любви к врагу. Целуйте всех непорядочных в носик, пока они бьют себя по лбу. Ни одно нравственное действие ещё так не окупалось.

Будьте расчётливы как Иисус.