Love speech: как христианину найти общий язык с «чужими»
21.09.2018
577 просмотров
Дарья Косинцева

Источник: www.taday.ru

Почему мечтать о «безопасном Интернете» опасно? Чем российская религиозная ситуация похожа на американскую и не похожа на греческую? Зачем говорить со светской аудиторией о «бытовухе»? На эти вопросы ответила журналист и блогер Дарья Косинцева в докладе «Любовь или священная война? Проблемы и возможности православной миссии в Интернете» на II Международной конференции «Цифровые медиа и православное пастырское служение». 

Меня зовут Дарья Косинцева, я здесь выступаю как русский православный блогер и редактор апологетического сайта не только для православных, но и для атеистов, агностиков и просто интересующихся. Я заметила, что докладчики очень мало говорят про себя в начале доклада ― лично мне было бы интересно узнать о человеке, поэтому я сейчас презентую себя по полной программе за всех.

Я долгое время работала журналистом в светских изданиях и пиар-менеджером в светских компаниях. И долгое время была вполне себе убеждённой атеисткой. Некоторое время назад я стала православной и начала вести блог о том, как я воспринимаю православие. Это был блог для моих друзей, которые остались теми же агностиками и атеистами, и которым я пыталась свой опыт каким-то образом передать. Это не всегда было просто, и до сих пор остаётся непросто. О той боли, тех крови и слезах, которые были пролиты за эти годы, я и попытаюсь вам сейчас рассказать. Мой доклад ― не о том, как все делают неправильно, а я ― правильно; это доклад о том, как я ошибалась, с какими проблемами, в том числе духовными, я сталкивалась и сталкиваюсь.

Мой блог начался не с сайта, а с группы во «ВКонтакте» (это российский аналог Facebook, сейчас у нас есть русскоязычная группа и в этой соцсети). Сегодня там пишу не только я, но и многие другие авторы, в том числе священники, которые хотят говорить неформальным языком. Недавно на основе моих статей мы выпустили книгу ― сначала при помощи краудфандинга, потом в православном издательстве «Никея».

У меня в багаже больше пяти лет попыток писать собственные тексты о православии, я видела очень много чужих текстов. Конечно, я смотрю на это в том числе с позиций журналиста и пиар-менеджера, поэтому мне хотелось бы рассказать о практических моментах. Я недавно была на одной православной конференции, и там один священник заметил, что у многих людей, в том числе архиереев и клириков, есть мечта о безопасном Интернете и безопасной православной среде, в которой всё чинно, благородно, нет критики Церкви. Я это называю попыткой создать православное гетто. Мне кажется, что верующий человек должен уметь действовать в очень агрессивной среде. Я уж молчу про апостола Павла, но если вспомнить хотя бы Антония Сурожского, то он умел говорить с людьми, абсолютно далёкими от православия, и находить для них слово любви.

Очень часто, по крайней мере в России, православные площадки зациклены на внутренней повестке, и мало кто переводит зарубежные статьи. Мы на нашем сайте делали переводы англоязычных авторов, поэтому мне кажутся важными такие конференции, как эта, когда есть возможность пообщаться с православными из других стран. России очень важно выйти за рамки восприятия православия как какого-то культурного явления, традиционной национальной религии. После семидесяти лет атеизма попытка говорить от имени некой традиции, вообще говоря, бесперспективна. Сейчас российская ситуация имеет гораздо больше общего с американской или австралийской, чем с греческой, где не было такого периода воинствующего атеизма. Поэтому мне было очень интересно слушать отца Тома Сороку из Америки, где 1% православных и он умудряется вместе со своей командой делать популярный сайт, или Анну Горпинченко с Украины, которая рассказывала, как в абсолютно агрессивной среде, где говорят, что каждая свеча, купленная в Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, ― это пуля в грудь украинского солдата, создают позитивную информационную повестку.

Сейчас в Рунете довольно много негатива в адрес Русской Церкви, но именно поэтому нам важно учиться избегать риторики, что это всё ― специальная дискредитация (в российском случае ― проплаченная Госдепом). С негативной реакцией вынуждена работать любая организация, и есть пиар-методики, которые применимы в агрессивной среде, в том числе и в миссионерской практике.

Я прекрасно знаю, как приятно общаться с единомышленниками, с такими же верующими, когда ты как бы после работы возвращаешься в семью, где можешь отдохнуть, не напрягаться и говорить на своём языке. Но важно разговаривать и с той средой, где тебе неприятно, некомфортно и ты вынужден каждую минуту тренировать смирение, чтобы не написать какую-нибудь гадость оппоненту. Это в том числе и апостольский путь. Есть толкование, что апостолы не хотели уходить из Иерусалима к язычникам: очень хочется остаться в своей зоне комфорта, но всё равно нужно из неё выходить.

Мы часто представляем себе общество как столкновение двух противоположных точек зрения: есть верующие и атеисты, свет и тьма. На самом деле это не так. Большая часть людей ― это светская, колеблющаяся аудитория, которая напрямую не связывает себя ни с верой, ни с атеизмом. И с ней нужно уметь говорить о её проблемах, о проблемах каждого из нас. Неслучайно вопросы об отношениях с тёщей и тестем оказались очень популярны в православном журнале «Фома». Нас, верующих, часто тянет говорить о высоком, о духовном, о богословии ― это приятно и красиво. А вот о «бытовухе», о том, как не ссориться с начальником и родными, к сожалению, говорить не всегда получается. Но создавать такой контент одинаково важно и для верующих, и для непросвещённых. Сейчас эту нишу занимают всевозможные «духовные учителя», интернет-гуру, и бесполезно говорить: «Не слушайте их, они плохие». Нужно создавать альтернативу, которая для людей будет понятна.

Очень часто первое желание ― отреагировать на негатив негативом. И это очень большое искушение, очень простой путь ― начинать троллить, издеваться, критиковать в ответ: какие тупые атеисты, какие кришнаиты все тупые! Но смысл православной миссии ― прежде всего донесение любви, радости, мотивации, неких плодов духа (Гал. 5:22), о которых мы говорим, но которые нам, к сожалению, не всегда удаётся показать. И вместо hate speech, которая довольно распространена в Интернете, потому что привлекает внимание, важно показывать love speech, язык любви. Важно помнить о фразе: «Дьявол начинается с пены на губах ангела».

Вчера прозвучала другая хорошая фраза: «Свет, правда, любовь Бога ― вот сообщение, которое я хотел бы донести через Интернет». Очень важно бороться с искушением создать хайп, яркий инфоповод, основанный на ненависти, особенно по таким проблемам, как гомосексуализм и аборты. Мне кажется, что коммуникация православных в Интернете не должна быть манипулятивной, как сектантская, или агрессивной. Нам важно не бояться сказать правду о себе, потому что часто лучшая проповедь ― это исповедь.

Очень часто в попытке выступить от имени чего-то сильного и большого мы теряем себя, свою личность и способ общаться с другими людьми, находить с ними общий язык. Вчера отец Георгий Коваленко сказал, что нам важно не терять способности встретиться с иными. Особенно это важно помнить в контексте сегодняшнего украинского конфликта и связанных с ним проблем. Мы призваны к единству: если мы не сможем находить общий язык с «чужими», начиная от атеистов и заканчивая инославными и нашими собственными братьями и сёстрами, то мы перестанем уметь говорить и друг с другом.

Для меня миссия ― это прежде всего не попытка спасения чьих-то чужих душ, а попытка спасти и сохранить собственную душу. И вчера старец Ефрем (игумен Ватопедского монастыря на Афоне ― «ТД») говорил, что на миссионере лежит огромная ответственность. Если он не стал на путь перерождения, а со своим неофитским пафосом бежит учить других, то это не только медийная, но и большая духовная опасность.

Мы очень много говорим о новых технологиях, но важно помнить и про старые страсти. Миссия в Интернете ― это не столько работа с технологиями, не столько работа с медиаинструментами, но прежде собственная, большая и трудная духовная работа.