Первее примирися тя опечалившим
29.10.2019
115 просмотров
Найдено в Интернетах

Автор: Михаил Маркитанов.
Источник: potterodthodox.livejournal.com

Весьма радостной подробностью в "Гарри Поттере" - по крайней мере, лично для меня - является то, что Гарри, прежде, чем приступить к главному делу своей жизни, к тому, на что, собственно, он и был "избран" - к уничтожению горокраксов, должен совершить такой простой, очень человеческий и в то же время чисто христианский поступок. Примириться со своими обидчиками. Гарри предстоит сложное дело, которое, как он и его друзья предполагают, вполне может стоить ему жизни (а Дамблдор заранее знал, что в конце пути Гарри обязательно ожидает смерть). И вот перед тем, как вступить на эту полную опасностей и неизвестности дорогу, Гарри, оказывается, нужно не провести какой-нибудь супер-сложный магический ритуал, призванный обеспечить его прочной защитой, а всего лишь пожать руку тому, кто в течение долгих семнадцати лет старательно превращал его жизнь в ад. Более того: не просто формально пожать руку, а от души пожелать ему удачи, навсегда отпустив все свои прежние обиды. И Гарри это делает.

Прощаясь с Дадли Дурслем, который во время оно использовал его как боксёрскую грушу, Гарри произносит слова, которых ни читатель, ни сам Дадли, вероятно, от него не ожидает: "Удачи, Большой Дэ". Гарри не только от всего сердца прощает Дадли, но и называет его тем прозвищем, которым его наградили друзья, прозвищем, которым Дадли заметно дорожит. Не знаю, как кому, а мне это напомнило наставления Спасителя в Нагорной проповеди: "Аще убо принесеши дор твой ко олтарю, и ту помянеши, яко брат твой имать нечто на тя, остави ту дар твой пред олтарем и шед прежде смирися с братом твоим" (Мф. 5, 23 - 24). И слова молитвы, читаемой перед Святым Причастием: "Первее примирися тя опечалившим, та же, дерзая, Таинственное Брашно яждь". Церковь таким образом наставляет нас, что прежде всякого важного дела нам необходимо примириться с теми, с кем в данный момент мы находимся в ссоре. Если мы виноваты - попросить прощения. Если виноваты перед нами ("примирися тя опечалившим") - простить от всей души. Гарри готовится принести жертву - вступить на опасный и полный лишений путь во имя спасения невинных людей от террора "тёмного лорда". Он пока не знает, как далеко ему придётся зайти в своей жертвенности, но уже предчувствует грядущие лишения. И вот, ему предлагается перед вступлением на путь жертвенного служения простое человеческое испытание, не требующее от него ни особых умений, ни больших знаний, ни волшебной силы. Вот, перед тобой твой обидчик. Возьми и прости его - ведь защищая абстрактных "людей", ты и его защищаешь в том числе.  Прежде испытания на смелость Гарри должен пройти испытание на любовь.


Примирение Гарри Поттера (справа) с Дадли Дурслем (слева).
Вырезанный кадр из фильма "Гарри Поттер и Дары Смерти. Часть 1".
В книге этот эпизод был, а вот при экранизации от него почему-то отказались.

Нет, конечно, Гарри не испытывает к Дурслям активного зложелательства и искренне желает им спасения. И в то же время - ему стоит большого труда побороть в своей душе застарелую к ним неприязнь. И разумеется, Гарри, лишённый подлинно христианского (а по большому счёту - вообще религиозного) воспитания, не имеет в своей душе благодатной поддержки, и потому от него сложно ожидать высоких христианских стандартов поведения. Автор отлично это понимает - Роулинг как педагог имела возможность много наблюдать за детьми и подростками. И приходит на помощь своему герою. Первый шаг к примирению делает Дадли. Шаг робкий, неуверенный - чемпиону района по боксу и бывалому хулигану тоже приходится побороть в себе немало гордыни - но шаг. Теперь от Гарри зависти, как на этот шаг отреагировать. И вот тут он сполна демонстрирует лучшие качества своей души, полностью отрешаясь от всех старых обид. В этот момент два двоюродных брата, разделённые предрассудками одного и обидами другого, становятся в полной мере братьями. Гарри не может быть уверен, насколько глубоки перемены, происходящие в душе Дадли. Но для него в этот миг это уже неважно. "Удачи, Большой Дэ!" - это не формальное прощание, это всецелое принятие и примирение. Первое испытание на своём тернистом пути Гарри проходит на отлично - и тем самым делает первый шаг к тому, чтобы неожиданно для самого себя обрести после смерти второй шанс.

Подобное же испытание ожидает главного героя эпопеи и в конце его пути. В тот момент, когда почти все горокраксы успешно уничтожены и Гарри остаётся только узнать последнюю тайну Дамблдора - тайну о собственной смерти - жизнь снова властно ставит Гарри перед тем же самым выбором. Тебе предстоит пожертвовать собой? Это, конечно, хорошо, но вот тебе для начала нечто более простое и обыденное: остались ещё два человека, на которых ты таишь обиду. Прости им. Перед тем, как идти на смерть, Гарри должен примириться со своими обидчиками из Хогвартса - с Драко Малфоем и профессором Снейпом. Ситуация с Малфоем проще - Малфой оказывается перед лицом смертельной опасности, причиной которой он сам же и стал. Точнее, стали его дружки - но он в их делишках принимал живейшее участие, более того - проявлял главную инициативу. Гарри же предстоит проявить - в который раз - свои лучшие нравственные качества и вызволить Малфоя из беды. Он мог бы просто бросить Драко - для Драко это было бы заслуженно, но тогда вся логика образа Гарри, старательно выстраиваемого Роулинг, оказалась бы нарушена. Примириться с врагом, когда он в опасности - довольно простая задача. Сложнее со Снейпом - ибо Снейпа Гарри винит в убийстве своего любимого учителя Дамблдора. Это убийство Гарри видел лично и простить, по понятным причинам, не может - как не может солдат, сражающийся на войне, простить неприятелю гибель своих боевых товарищей. И в этот момент, помня о том, что Гарри не просвещён Благодатью, писательница снова приходит к нему на помощь. Снейп гибнет на глазах у Гарри, гибнет от руки того, кого Гарри считает своим главным врагом. Снейпа убивает Вольдеморт. Убивает равнодушно, словно какого-нибудь комара. Убивает ради того, чтобы завладеть силой волшебной палочки, законным хозяином которой, как ему кажется, является Снейп. Обстоятельства этого убийства настолько потрясают Гарри, что о своей прежней вражде к Снейпу он больше думать не может. В его душе просыпается сочувствие - которое перерастает в горячую симпатию, когда Гарри становятся известны подлинные мотивы поступков Снейпа.


Умирающий Снейп на руках Гарри Поттера.
Кадр из фильма "Гарри Поттер и Дары Смерти. Часть 2".

Только теперь, примирившись со своими прежними обидчиками, Гарри оказывается действительно морально готов к тому, чтобы принести величайшую жертву в своей жизни. Только теперь незримая сила, хранившая его на пути (а пристутствие этой таинственной силы хорошо ощущается в некоторых эпизодах поттерианы), может допустить его до самопожертвования - ибо только теперь Господь уверен: Гарри не отступит, не смалодушничает в самый последний момент. И что теперь он действительноготов "встретить смерть как давнего друга" - в его душе больше не осталось зацепки, за которую враг в последний момент мог бы ухватиться и увлечь его душу в погибель. Именно в этом, вероятно, сомневался старик Дамблдор, когда проявлял неуверенность, что Гарри сможет, принеся себя в жертву ради уничтожения последнего горокракса (каковым является он сам), вернуться в мир живых. Дамблдор не уверен в том, что "сущности" действительно "разделены", что горокракс не пустил корни в самой душе мальчика. Гарри, отрекаясь от своих прежних обид, эти корни обрывает. Теперь ничто не может удержать его душу подле горокракса. Теперь его душа всецело принадлежит ему - и потому получает "второй шанс" благодаря давней ошибке Вольдеморта.

Тут, правда, может возникнуть вопрос: почему автор (если исходить из того, что она - христианка), вынудив Гарри простить Дадли, Драко и Снейпа, не требует от него простить также и Вольдеморта? Ну, во-первых, причина проста и тривиальна: Вольдеморт для Гарри - не просто личный враг, хотя мотив личных счётов и присутствует. Вольдеморт для него - враг, если можно так выразиться, онтологический. Олицетворение вселенского зла и непреодолимой чудовищной угрозы, от которой Гарри должен защитить множество людей. Вольдеморт - враг Отечества, которое он вверг в хаос и террор. И враг Божий - как сознательный сатанист и сознательный же служитель морального зла. А с таковыми врагами святые отцы не учили нас примиряться. Возлюби врагов своих, сокруши врагов Отечества, гнушайся врагами Божиими, - вот этическая максима Православия, которой интуитивно - к вящей нашей радости - следует Гарри. А во-вторых как раз со своими личными обидами на Вольдеморта Гарри успешно справляется - в тот момент, когда видит мучения своего врага на том свете. Вечных мучений Гарри не в силах пожелать даже Вольдеморту - и потому по-рыцарски предлагает ему перед финальным поединком покаяться.


"Гарри видел, как зеленая вспышка Вольдеморта слилась с его собственной"...

Таким образом, в финальном томе поттерианы залогом победы Гарри Поттера над злом не в последнюю очередь становится способность Гарри выполнить христианскую заповедь о прощении своих обидчиков. Прощение выступает для него своеобразным пропуском к дальнейшим подвигам, что является чисто христианской идеей.