Церковь здорового человека
22.05.2019
1026 просмотров
Блог портала "Предание.ру"

Автор: Владимир Берхин.
Источник: blog.predanie.ru

Я долго был «религиозным человеком», православным христианином. Собственно, я и сейчас считаю себя членом Православной Церкви, исповедую Никео-Цареградский символ веры, регулярно причащаюсь, молюсь Богу Христу, Распятому и Воскресшему, и стараюсь применять в жизни именно изложенную в Новом Завете этику.

В прежние годы я посвящал религиозной практике, в том числе ритуалам, больше времени и усилий, чем сейчас, а всего посвятил этим занятиям примерно 27 лет. Я пишу это просто для того, чтобы пояснить: в религии я кое-что понимаю.

В этом тексте я попробую кратко рассказать, почему, несмотря на причинённые религией травмы и боль, я считаю опыт религиозности исключительно полезным. И не только для себя лично, но и для всякого человека. Я уверен, что долгая, серьёзная сознательная христианская практика учит очень нужным в жизни навыкам, полезным любому человеку независимо от убеждений.

Даже если вы считаете, что Бога нет.

Даже если вы терпеть не можете церковные организации и попов всех мастей.

Даже если вам противны звон колоколов, вид храмов и запах ладана — эти навыки всё равно чрезвычайно ценны.

И хотя мы все многократно слышали о том, что религия полна лицемерия, что она ограничивает свободу людей и мешает счастью, — я не видел, чтобы те, кто с ней порвал, сплошь представляли собой людей свободных, счастливых и честных. А я знаю множество «ушедших». В большинстве случаев они меняют разве что бытовые привычки, не более того.

На всякий случай добавлю, что я на своей собственной шкуре выяснил, как может религиозность травмировать и уродовать. Так же, как может уродовать школа, работа, неудачный брак, спортивная секция или просто общение не с теми людьми. Религия может быть вредна и опасна, как любое человеческое предприятие. Но в этом тексте я веду речь о стороне полезной и позитивной – а о том, как человек вышел из Церкви дрожащим озлобленным невротиком, вы можете прочитать в массе иных мест. Я пишу про «Церковь здорового человека». И я из неё никуда не выходил, ибо незачем.

Итак, чему полезному может научить опыт религиозности. Не «религиозный опыт» — так обычно называют мистические переживания, а именно опыт жизни по тем правилам и указаниям, которые Православная Церковь предлагает своим чадам.

1. Религия — в нормальном случае, не искажённом человеческими страстями — учит осознанности. То есть привычке как можно чаще задавать себе вопрос: «А что я вообще делаю и зачем?»

Как в конкретных обстоятельствах и про конкретную задачу, так и в целом про жизнь. Серьёзная религиозность — враг всяческого автоматизма, она крайне рефлексивна. Причём это рефлексия не над своим состоянием в стиле «ах, здесь колет, там стрельнуло», а серьёзные вопросы: куда я иду? что я для этого делаю? что из этого получается?

В мире религиозном цена ошибки понимается как чрезвычайно высокая: на кону вечная жизнь, а значит, регулярный check-up своего состояния и целей необходим не просто жизненно, а вечножизненно. Даже вне религии этот вопрос ничего, кроме пользы, не приносит, позволяя отсеивать из жизни лишнее и вредное, выбирать главное и действовать целенаправленно.

Кроме того, аскетический строй Православной Церкви, сформированный во времена довольно давние, учит важному навыку оценки своего состояния на длинных дистанциях. В пределах дня, недели, месяца, даже года мы меняемся довольно незаметно: эмоции постоянно выдают всё новые и новые ситуативные выверты и проявления, которые легко можно перепутать с переменами, хотя это всего лишь временные настроения. Привычка же к долгой памяти делает любого человека стабильнее и увереннее: сиюминутное переживание не кажется ему вечным, он хорошо помнит, как совсем недавно было иначе, а до того было так же, но и то, и то прошло. А значит, пройдёт и то, что сейчас, и важно не сдаваться. Или не увлекаться, ибо таковых увлечений было также множество, и они прошли.

2. Религия учит честности на собственный счёт. Потому что человек религиозный помнит о Страшном суде. Христианин знает, что его оценивает Бог, а Бога невозможно обмануть. Сама ситуация, когда на тебя постоянно смотрит с небес любящий, но строгий взгляд всеведущего Отца, Сына и Святого Духа, когда ничего невозможно спрятать, исключает намеренный самообман. Да, это может быть травматично, а чревато и вовсе отчаянием. Но есть и полезная сторона этого навыка: человек с опытом серьёзной религиозности хорошо различает, когда начинает врать самому себе и искать оправданий, и умеет пресекать эти попытки.

3. Религия учит смирению. Не мантре «я хуже всех, я хуже всех, я хуже всех» — это мантра техническая, она не более соответствует действительности, чем изображение Бога в виде дедушки на облаке: иногда полезно, но сути не выражает. Религия учит настоящему смирению, тому самому, о котором говорят в мотивирующих речах Джобсы и Гейтсы. Учит тому, что миру (но не Богу) на тебя плевать, что ты не пуп земли, и тебе будет трудно (от слова труд), и это неизбежно, и иногда придётся есть горький хлеб поражений и неудач. Мир управляется Тем, Чьи пути неисповедимы и Кто не рассказывает тебе о своих планах, а просто делает, что хочет. Его не понять, Ему стоит просто довериться — а значит, работать изо всех сил, дабы не посрамить врученной миссии.

И это важнейшее качество, на практике оборачивающееся способностью не ныть, а работать. Или хотя бы не только ныть.

4. Религия учит благодарности. Тому особому типу отношений, который встречается довольно редко, но людьми очень ценится. Когда не забывают добра и не мстят за зло, когда в отношениях царит спокойная доброжелательность и готовность помочь (потому что есть заповедь «Просящему у тебя дай»), не переходящая в лизоблюдство (потому что нас учили не искать одобрения от людей).

К тому же религия учит, что все люди одинаковы. Что нет смысла робеть перед кем-то и мечтать войти в какое-то «высшее общество», переживать о чьём-то невнимании и так далее. Все — грешники. Все — смертны. Всех будет судить один Бог, который всех любит. Никто не лучше другого. Я не лучше никого, но никто и не лучше меня. И поэтому всякому должно воздавать честь, как тому, за кого Христос умер.

Более того, в идеале человек религиозный принимает и зло, и добро как дар Божий, ища во всём прежде всего пользы и урока, а не повода для недовольства.

5. Религия учит надежде. Более того, она начинается с понимания своего положения как абсолютно безнадёжного: в «спасении» нуждается тот, кому уже нельзя «помочь». Мы живём в мире, фатально испорченном, мы подвержены греху, и сами по себе не способны с ним справиться, мы все умрём. Наши молитвы, жертвы, посты, добродетели — всё это бесполезно, и мы хорошо это понимаем, потому что никто не может спасти себя, но всех спасает Христос. Но даже в такой ситуации — надеемся на Бога и Его обещания нам. Религия учит не опускать рук ни в каких обстоятельствах и не сдаваться отчаянию, хотя бы и весь мир был против. Жена Иова, говорившая ему «Да похули, наконец, Бога и умри» — пример крайне неправильного отношения к испытаниям.

В Церкви, в правильном случае, учат верить в чудеса и биться до конца. Ведь для верующего даже смерть — это не конец. И это крайне, крайне полезно в жизни, особенно в тяжелые моменты. Просто потому, что оптимисту жить легче, а человеку свойственно ошибаться. В том числе и в оценке расстояния до победы.

Да, логично здесь задать вопрос: отчего же верующие не таковы — не всегда честны, не осознанны, неблагодарны и склонны порою терять надежду. И ответ будет вполне обычен. Прежде всего, люди слабы. Многие ли посетители спортивных залов действительно посещают их регулярно? Всегда ли люди науки действуют разумно или всегда ли храбры и дисциплинированны те, кто носит погоны? А верить в Бога куда сложнее и труднее, чем качаться на тренажёрах, и точно не проще, чем заниматься научными исследованиями или служить в армии.

Вот и не всякий верующий успешен в своём служении Богу.

А есть и такой неприятный фактор, как массовый паразитизм на религиозных институциях людей бесчестных.

Просто потому, что религия — очень мощная штука. Везде, где есть много энергии, много искренности, много огня и света, много искреннего энтузиазма, — обретаются те, кто находит способ присвоить всё это. Нет ничего, что нельзя было бы испортить. Семья, созидательный труд, дружба, искусство, научный поиск, забота людей друг о друге, даже такие простые вещи, как еда и одежда, — везде бывают паразиты, извращающие самый процесс ради собственной безопасности, достатка, психологического комфорта и так далее. И в религии они тоже есть, и это стоит ясно понимать: даже Благая Весть может быть искажена ради чьей-то выгоды, и у этого искажения бывают жертвы.

И возвращаясь к абзацу о том, что я знаю, как религия может уродовать человека, — именно в ситуации, когда столь мощная сила попадает в бесчестные руки или становится орудием людей неразумных, и рождаются уродцы и «инвалиды духовной войны».