У них лапки
21.08.2018
418 просмотров
Найдено в Интернетах

Источник: takiedela.ru

«Господь, сотворив этих тварей, радовался этому весьма. Сегодняшний молебен — это напоминание об этом. Хочу вам сказать, что у слова “мольба” есть значение “истошный, много раз повторяемый крик”, многократное прошение о милости. Со стороны этих существ, имеющих живую, сопереживающую, любящую душу, сегодня идет этот крик. Они не могут выразить его словами, но мы должны понять их своими сердцами. Ведь у нас есть совесть и человеческое достоинство, и мы обратим свою любовь не только к людям, но и к ним».

Катастрофически прекрасная история про приют для животных при подмосковном храме и про молебен о котиках по чину о сохранении творения Божия.

Вокруг батюшки собралась небольшая толпа — он объясняет смысл того, почему тут столько котов и что вообще происходит. Протоиерей Петр Дынников — пожилой, подвижный, с короткой стрижкой, бородой клинышком и интеллигентными круглыми очками, его ряса вся в кошачьей шерсти. На его руках почти всегда какой-нибудь кот, минуту назад была серо-коричневая Асса, сейчас никого, но это ненадолго, где-то рядом бегает толстый рыжий Шербет.

По церковному уставу никакие хосписы и приюты для животных не предусмотрены, говорит священник, поэтому никакого особого статуса у его внеслужебной работы нет. Он считает, что кто-то извне церкви мог бы прийти и оформить приют юридически. «Это не обязательно люди, которые ходят в церковь, это могут быть просто люди, имеющие любовь и заботу к этим животным», — дополняет отец Петр, почесывая за ухом очередного подбежавшего питомца. Ни государственных, ни епархиальных денег в работе приюта нет, говорит он, все его собственные сбережения и пожертвования прихожан.

Любой может прийти и взять кошку или собаку из этого приюта. И будет встречен с радостью — многие животные не могут привыкнуть к обществу сородичей и страдают. Как, например, вполне дворового вида, но совсем домашняя Маня. Уже несколько недель она боится, до дрожи, покидать пределы «квартирного» помещения для кошек — не видела, похоже, никогда ни других кошек, ни даже толком травы и кустов. «Выбрасывают, конечно, проблемных животных: старых, больных, увечных. Не всякий человек, наигравшись, способен идти с этим животным до конца», — вздыхает священник, поправляя очки.

Отец Петр же однозначно готов идти с каждым из них до конца. «Они сейчас не совсем в нормальном положении, потому что они должны обрести своего личного хозяина, но все же они не в страданиях. Они в тепле и без голода», — говорит он и заканчивает экскурсию.

_______________________________________________________________________________

Однако прошедший молебен о кошках и собаках вызвал широкий резонанс у церковной общественности. Кто-то посчитал это кощунством и модернизмом в церковной среде, кто-то даже назвал молебен актом сатанизма. Но нашлись и защитники такой нестандартной молитвы. Ниже мы приводим комментарий священника Константина Дьякова, который совершенно не согласен с подобными обвинениями:

Алармисты, всюду видящие врагов Православия и козни жидомасонов, назвали недавний молебен о котиках, цитирую, "новопридуманным и модернистским", охарактеризовав его совершителя как сатаниста и еретика (подробности у Kalakazo). Позвольте, а чин освящения самолётов, к примеру, не модернистский? Не новопридуманный? А молебное пение на 9 мая - разве не новинка? А молебен перед 1 сентября - не недавнее изобретение? А службы новопрославленным святым разве написаны столетия назад? Нет, это все составлено за последние годы, то есть вполне себе модернизм.

Мир меняется с дикой скоростью, меняются люди, меняются их духовные запросы - так неужели мы, Церковь, не можем ответить на новые молитвенные нужды новым богослужебным укладом? Почему не может развиваться наше богослужение? Почему придумывать что-то новое - это плохо? Если Василий Великий не освящал самолёты, то почему мы не можем это делать? Разве мы погрешим против его авторитета? Если Иоанн Златоуст ничего не сказал про ЭКО, то почему мы должны молчать?

Разве не молились раньше крестьяне о своих коровах и лошадях? Молебен о котиках - это, в первую очередь, молебен о людях, о том, чтобы они стали добрее и заботливее ко всему творению Божию. Разве не согрешает человек, который с людьми живёт мирно, а животных, к примеру, жестоко убивает ради удовольствия? "Церковь есть прообраз ковчега непотопляемого. И нам должно пустить в этот ковчег хотя бы на время этих бессловесных тварей, которые стенают, мучаются и ждут вместе с нами своего освобождения. Не важно, верующий человек или не верующий. Человек, имеющий совесть, человеческое достоинство, должен и обязан заботится о тех, которых мы когда-то назвали домашними животными" - сказал совершитель молебна. Как тут не вспомнить Сент-Экзюпери и его "мы в ответе за тех, кого приручили". Есть православные, которые вошли в XXI век сразу из XVII, они панически боятся всего нового, но сами ничего не могут дать. Им уютно в своём мирке, где елей, мощи и старцы заменяют собой жизнь. Всё непонятное их пугает, а любое живое движение христианского сердца кажется им нападками на их иллюзорный Третий Рим.

Автор комментария: священник Константин Дьяков