Верь, люби, учи матчасть
10.07.2019
483 просмотра
Найдено в Интернетах

Автор: протоиерей Сергей Лепин
Источник: serge-le.livejournal.com

Правил здорового образа жизни и принципов лечения много. Однако человеку, который обратился к врачу, свойственно интересоваться тем, что ему нужно делать в первую очередь, что – во вторую, а что, учитывая тяжесть/легкость ситуации, не делать вообще. Так же и с заповедями, если под грехами понимать духовные недуги: что-то требует первостепенного внимания, а о чем-то можно вспомнить и попозже (если выживешь).

С одной стороны, существовали различные ситуации, где в каждом конкретном случае духовному врачу нужно было делать эксклюзивное назначение каждому грешнику, а с другой стороны, имелось множество школ, которые вырабатывали свои собственные концепции осмысления категории вины и греха человека перед Богом. Иными словами, речь идет о глобальной богословской проблеме, рассуждения на тему которой требовали определенной подготовки – специальных навыков и умений.

«Фарисеи, услышав, что Он привел саддукеев в молчание, собрались вместе. И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22: 35–46).

На этот раз фарисеи умолкли вслед за саддукеями…

Всякая наука эзотерична по своей сути: охраняет себя от профанов и самосвятов всеми возможными способами, в том числе посредством особого языка. Богословие – не исключение.

В этом и заключается искушение, содержащееся в вопросе законника: после удачного посылания Христом в нокаут саддукеев (там выше по тексту спор о воскресении) законник хочет убедиться, что это не случайность, что Иисус, этот сын плотника из далекой провинции, на самом деле имеет хоть какое-то минимальное право называться учителем (равви – т.е. раввином). Поэтому законник демонстративно-вызывающе и называет Христа учителем – типа «а скажите-ка мне, дорогой коллега…». «Искушение» здесь предполагает не соблазнение, а проверку – некую интеллектуальную провокацию. Нечто подобное возможно, думаю, в любой профессии: к примеру, всякий комбайнер может задать такой вопрос собеседнику, ответ на который с легкостью обнаружит для окружающих, что тот ни разу не водитель великой могучей машины, а всего лишь какой-нибудь жалкий священник, учитель физики или, на худой конец, депутат парламента.

И Христос смиряется. Он. Отвечает. На. Вопрос.

И мне бы хотелось объяснить для вас богословский смысл Его ответа – чтобы вы увидели не только ответ на поставленную задачу, но еще и каждое действие.

Я не знаю, кто у кого «списал»: или Господь выстраивает фигуры, которые хорошо были известны уже в Его время, или раввины (не к ночи будут упомянуты) чуть позже переняли Его ход мыслей – в данном случае это неважно.

Итак. Раввины посчитали все заповеди и наставления в Торе, в результате чего у них получилось число 613. Может, вы когда-нибудь обращали внимание на то, что у евреев из-под лапсердаков болтаются такие веревочки – это «цицот», кисточки, суммарно состоящие из 613 ниточек как символов каждой из заповедей… Действительно, как вычленить из этого количества одну (несколько) самых главных?

Шаммай учил, что Моисей получил на горе Синай 613 наставлений и указаний: 365 – по количеству дней в году и 248 – по количеству поколений людей, но царь Давид в 24-м Псалме свел эти 613 наставлений к одиннадцати, пророк Исаия свел их к шести (Ис. 33:15), пророк Михей – к трем (Мих. 6:8), Исаия – к двум (Ис. 56:1). И, наконец, Аввакум сводит их к одному: «Праведный своею верою жив будет» (Авв. 2:4) – т.е. верь Богу, и из этой веры проистечет всё остальное.

Акива полагал, что «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Лев. 19:18) и есть основной принцип Торы, а остальные 612 заповедей Торы и всё, что в ней содержится, суть не что иное, как совокупность составных частей, обобщаемых единой заповедью: «Возлюби…»

Заповедей много, разговор о них, как кажется, может быть бесконечным и, стало быть, разговором ни о чем. В этом, наверное, заключался основной посыл обращения одного язычника к Гиллелю, который обещал принять иудаизм, если тот, стоя на одной ноге, научит его всей Торе. «Нивапрос!» – ответил раввин и сказал следующее: «Всё, что ненавистно тебе, не делай ближнему своему (парафраз Лев. 19:18). Все остальное — комментарий, иди и учи». И заодно разминайся перед обрезанием.

Если суммировать мнения трех этих авторов, то получится достаточно неплохая картинка: Заповедь номер раз: «Верь!», заповедь номер два: «Люби!», и номер три: «Учи матчасть!»

Христос своим ответом показывает, что Он – «в теме», Он компетентен. Однако было бы неправильным видеть в ответе Иисуса только проявленную осведомленность. Он – не просто ученик, выучивший уроки, – Он есть Учитель. Можно сказать, что в контексте описанного спора Он совершает «коперникианский переворот» в богословии: не из заповеди о любви к ближнему (под которым у иудеев подразумевался СТРОГО соплеменник и СТРОГО единоверец) вытекают все остальные, а из заповеди о любви к Богу. Кстати, будьте внимательны: Христос на самом деле называет ТРИ заповеди: люби Бога, люби себя, люби ближнего. (Ну или вторая на самом деле состоит из двух.)

Апостолы потом вполне раскрывают смысл и содержание заявленного Христом подобия между заповедями о любви к Богу и о любви к ближнему: оно прямое и вытекает из подобия Бога и человека (образ и подобие Божие). Давайте прочитаем вместе четвертую главу Первого послания Иоанна, стихи 7–21. Здесь я процитирую лишь последнее: «Кто говорит: "я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего».

Подобие также имеет и другое основание: любовь Бога Отца (Который послал к нам Своего Сына, о чем мы прочитали выше у Иоанна), и собственно любовь Иисуса Христа к нам: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Ин. 13:34). Вот она, новизна: смысл всех разговоров о любви Христос замыкает на Себя – Он есть Любовь, и Он есть Господь.

Дочитаем этот сюжет у евангелиста Марка (предположим, что речь идет об одном случае): «...Иной большей сих заповеди нет. Книжник сказал Ему: хорошо, Учитель! истину сказал Ты, что один есть Бог и нет иного, кроме Его; и любить Его всем сердцем и всем умом, и всею душею, и всею крепостью, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв. Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия» (Мк. 12: 31–34).

Молодец, возьми пирожок. Христос умело меняется местами со своим «экзаменатором»…

(Продолжение следует)