Пять причин прекратить оправдывать вербальное насилие
27.06.2019
738 просмотров
Найдено в Интернетах

Автор: Peg Streep. Перевод: Юлия Лапина
Источник: www.psychologytoday.com

На перекрестке 72-й улицы и Первой авеню стоит мальчик лет восьми и на него орет мужчина, скорее всего его отец. Мужчина возвышается над ним, словно башня, и от него в этот солнечный день на мальчика падает тень. Коленки мальчика в кровавых ссадинах, по щекам размазаны слезы, а на тротуаре валяется разбитый айфон. Мужчина кричит так громко, что слышно и на другой стороне улицы: «Да что же ты такой тупой! Я сто раз говорил тебе не носиться и не паясничать, если у тебя в руках мой телефон. Это не игрушка! Черт подери, ты никогда меня не слушаешь. Ты всегда делаешь то, что хочешь, а не то, что тебе говорят. Идиот придурочный!» Мальчик не отвечает, но его плечи дрожат. Из дверей банка позади них выходит женщина, видит разбитый телефон и включается в диалог: «Весь день коту под хвост, Мэтт. Ну спасибочки». Она подбирает то, что осталось от айфона, и обращается к мужчине: «Сервисный магазин за углом. Давай узнаем, может, можно что-то сделать». Мужчина обнимает её, они продолжают свой путь, а мальчик семенит за ними.

Необходимые дисциплинарные меры? Злость, которую можно понять? Нет. Вербальное насилие.

Я подозреваю, что кто-то может и не согласиться со мной, потому что айфон вещь дорогая и, возможно, необходимая в работе для отца. Но давайте задумаемся. Дело не в айфоне, а в том, что отец сказал. Это насилие – превращать критику в поток личностных оскорблений, как сделал он, особенно когда перед тобой маленький ребенок. Да, нормально говорить с детьми об ответственности, но никак не называть их «идиотами» или другими обидными словами. И не нормально переживать за свой телефон, когда колени ребенка в крови.

Правда в том, что многие люди всё еще верят в поговорку «Слова по лбу не бьют», несмотря на то, чтО говорят об этом научные исследования. Позиция «Это же просто слова» больше похожа на оправдание вербального насилия, но люди, её занимающие, в первую очередь привыкли рассматривать подобное поведение в качестве нормы (что совсем не так). Учитывая, что исследования показывают, что нецивилизованность растет во всех областях американской жизни: на рабочем месте, в школе и колледжах, в политике, – многим людям становится сложно понять, где проходит грань между эмоциональной речью и вербальным насилием.

Если говорить кратко, это намерение. Цель вербального насилия – оскорблять и манипулировать, причинять боль и запугивать, стыдить и унижать. Мы сами становимся частью проблемы, когда слышим, как один человек унижает другого, и считаем такое поведение нормальным.

Пять причин перестать оправдывать вербальное насилие:

1. Оно в прямом смысле повреждает мозг ребенка

Наука непреклонна: вербальное насилие вызывает изменения структуры развивающегося мозга. Дети усваивают услышанные слова в форме самокритики: у них нет психологической зрелости или развитых защитных механизмов, чтобы понять, что сказанное о них – необязательно правда. Излишне говорить, что если эти слова говорит родитель или другой человек, обладающий властью, то влияние таких слов огромно. И у детей, и у взрослых одни и те же нейронные пути несут сигналы о физической и эмоциональной боли.

2. Нормализация боли (и насилия)

Люди считают применение насилия поведенческой нормой по множеству причин. Дети, чьи эмоциональные потребности не были удовлетворены, и те, кто сам был жертвой вербального насилия в своей семье, часто вырастают во взрослых, которые не разобрались со своим прошлым и считают такое общение нормой. К сожалению для них самих, они «глухи», даже несмотря на то что ранены и их раны болят, однако они остаются пассивными и не видящими в вербальном насилии «ничего такого». Иногда это происходит потому, что они всё еще хотят получить любовь и принятие от родителя-насильника, поэтому отрицают и извиняют то, что им говорят, активно минимизируя силу ранящих слов. Как отметила Алиса, 46 лет: «Знаете, я просто этого не понимала. Я приняла это как факт: вот такая моя мать, и ничего с этим не поделать. Пока она вдруг не стала обращаться так с моей 10-летней дочерью – и тогда я прозрела: нет, это не нормально».

Увы, та же «глухота» присутствует и в отношениях с другими людьми, которые используют вербальное насилие как часть повседневной коммуникации. Сьюзан, 50 лет: «Мой первый муж издевался надо мной, как только я с ним не соглашалась, или говорил просто заткнуться. Он принижал мой интеллект и обесценивал всё, что я говорила. Когда я возражала, говорил, что я слишком нервная, – ровно то, что говорила мне и моя мать. Меня спас мой терапевт, раскрыв мне глаза на то, что любовь не включает в себя издевательства и унижения. Это было откровение».

Поскольку сам насильник легко находит оправдания своему поведению, называя его «дисциплиной» или «необходимым воспитанием», если речь идет о ребенке, и говоря, что это просто «шутка, которую ты не понимаешь», если речь идет о взрослом, – людям становится сложно понять, какое же поведение называть насилием. Перекладывать вину на жертву, говоря что-то вроде «Ой, какие мы нежные» и «Вечно ты на всё обижаешься», – это вполне типичное поведение, и это снова и снова заставляет жертву сомневаться, где же граница, за которой начинается насилие.

Как понять правду? Очень просто. Знайте, что если кто-то называет свое поведение «абсолютная честность, не знающая преград», то это вполне может быть оправданием для унижения другого. Честность не калечит. Не верьте подобным ухищрениям.

3. Насилие не всегда нуждается в словах

Это так. Наказывать кого-то молчанием – отказываться отвечать на вопросы или замолкать на пике важной дискуссии, – не что иное, как демонстрация власти, такая же, как закатывание глаз и насмешки. Надо просто признать, что это тактика манипулятора с целью заставить человека чувствовать себя ничтожным.

4. Оправдание насилия – это обесценивание чьего-то болезненного опыта

Поскольку многие люди считают, что вред причиняет только физическое насилие, они могут принижать влияние эмоционального и вербального насилия. Иногда они искренне полагают, что подобные комментарии могут помочь: «Ну по крайней мере он(а) тебя не ударил(а)» или «Ну не могло быть всё так плохо, вот ты же вырос(ла) нормальным человеком». С такими комментариями – неважно, каково намерение их говорящего, – очень трудно справляться, если вы были жертвой вербального насилия.

И пожалуйста, если вы сами в это искренне верите, не говорите человеку: «Всё, что тебя не убивает, делает тебя сильнее». Люди, бывшие жертвами вербального насилия, особенно в детстве, страдают от множества различных и непростых последствий пережитого, в том числе от низкой самооценки, проблем с доверием другим, неспособности справляться с эмоциями и так далее. Выздоровление от всего этого может занять очень много времени.

5. Оправдание вербального насилия позволяет извинять свое собственное поведение

Не все из нас умышленно манипулируют или причиняют вред, но время от времени каждому из нас, бывает, нравится говорить что-то нехорошее, жестокое, причиняющее боль. Люди по своей природе далеко не совершенны. Исследования показывают, что насилие заразительно: нахождение рядом с теми, кто жесток, может сделать жестокими и нас самих – и поэтому так важно, чтобы мы честно и внимательно следили за своей речью, когда у нас стресс или мы злы, как ради нашего собственного благополучия, так и ради наших близких и окружающих. Вместо того чтобы оправдывать свое поведение, лучше за него извиниться.

Вербальное насилие – никогда не норма. Всё очень просто: НИ-КО-ГДА.


Литература:
Teicher, Martin P., Susan L. Anderson et al. “The neurobiological consequences of early stress and childhood maltreatment”, Neuroscience and Biobehavioral Reviews (2003), 27, 33-44.
Tomoda, Akemi, Yi-Shin Sheu, Keren Rab, Hanako Suzuk, Carryl P. Navalta, Ann Polcari, and Martin H. Teicher “Exposure to parental verbal abuse is associated with increased gray matter volume in superior temporal gyrus”, NeuroImage (2011), 54, 5260-5266.
Eisenberger, Naomi “The Pain of social disconnection: examining the shared neural underpinnings of physical and social pain”, Nature Reviews Neuroscience (May 2012), 13 (6), 421-434.
Kross, Ethan, Marc G. Berman et al. “Social rejection shares somatosensory representations with physical pain”, 2011, PNAS, vol. 108, no.5, 6270-6275.
Rosen, Christopher C., Joel Koopman, Allison S. Gabriel, and Russell E. Johnson “Who Strikes Back? A Daily Investigation of When and Why Incivility Begets Incivility”, Journal of Applied Psychology (2016), 101. 10.1037/apl0000140.

Автор иллюстрации: Mimi N