Семейная лодка разбилась… о храм?
06.09.2019
818 просмотров
Найдено в Интернетах

Автор: Елена Фетисова 
Источник: foma.ru

Написав текст о том, как жены мужей воцерковляют, я вскоре увидела комментарии: «Мужчины не лучше!». Женщины рассказывали о православных папах, у которых дети привыкли жить в режиме «папа в пост ушел из дома – доставайте колбасу», а остальные домочадцы тихо или со скандалом лезут на стену.

Я же помню историю, о которой читала в одной из книг о христианстве, написанной специально для женщин. Цитировалось письмо женщины в редакцию православной газеты, в котором она рассказывала историю своего развода. Там было достаточно просто описано, как однажды пришел к вере глава семьи, как постепенно стал погружаться в церковную жизнь и пытался воцерковлять домашних, как раздражали супругу его посты и поучения, и сужалась область общих интересов… А потом она забеременела и услышала от мужа примерно следующее: «Вот видишь, Господу все-таки угоден наш брак! Не вздумай только убить ребенка». Но женщина сделала аборт, после чего супруг «на законном основании» с ней развелся.

В общем, так черно, что лучше бы удалить предыдущий абзац и воздержаться от комментариев. Но здесь мне не дает покоя мысль о сопричастности мужа женщины содеянному. Оправдывать женщину глупо, но и считать упомянутого мужа правым я не могу.

Может, это идеализм, но мне кажется, что, кроме случаев тяжелых нравственных расстройств, женщина, даже совершенно неверующая, может все-таки решиться родить «неудобного» для нее ребенка в том случае, если абсолютно уверена в своем муже и его любви к ней и малышу. Нет, бывает, конечно, жена настолько «себе на уме», что мужу и не скажет, он у нее вообще не в счет. Но если женщина счастлива в браке, для нее, скорее всего, невозможно будет решиться на убийство. Конечно, за ощущение счастья человек отвечает сам, но многое зависит и от супруга, от того, насколько женщина чувствует его поддержку.

А в описанной истории жена долгое время жила в роли двоечницы: слушала отповеди о греховности ее одежды, интересов, образа жизни… Увы, чаще всего женщина даже самый поверхностный упрек мужа расшифровывает как «Не люблю!». И сколько угодно можно фыркать про «женскую логику».

Мне кажется, тут дело не в логике, а в том, что мы слишком привыкли отождествлять любовь с оценкой: «хороший – люблю, плохой – глаза б не видели». Христианская любовь как нечто над-оценочное дается с трудом, и потому так легко представить, что если упрекают – значит, разлюбили. Вот я человек верующий и должна, по идее, принимать критику с кротостью и благодарением, а, однако же, муж временами даже тексты мои критиковать опасается. Что же требовать от женщины, которая привыкла видеть в критике не «душеполезность», а посягательство на ее достоинство, место в семье и нормальную самооценку?

А женщине-автору письма с наступлением беременности новообращенный муж еще и сказал фразу, которая тоже может быть широко интерпретирована и звучать для жены как снисхождение: «Я-де в тебе и нашем браке давно разочаровался, но вот Господь еще считает тебя к чему-то годной – так что ладно, потерплю». Какая уж здесь уверенность в любви мужа…

Конечно, письмо писала  супруга, так что картина в любом случае неполная, но все-таки черты новообращенного главы семьи в ней довольно типичны. И очень страшно при мысли, что описанная история может оказаться типичной. Страшно, что там, где один из двоих узнал о Христе, знание это может только катализировать трагедию.

Видимо, «знание» здесь и есть ключевое слово. Знание о Боге и Его заповедях у мужа-неофита уже есть, а умения с любовью узнавать образ Божий хотя бы в самых близких людях — нет. Зато есть опять же знание, что «враги человеку домашние его» — а значит, токмо попробуйте, грешнички, сопротивляться моему «Домострою».

К тому же бывает, что в зрелых летах семейный человек приходит к вере в пору личного и семейного кризиса, в пору переоценки ценностей. И вот в трещины ползущей через быт без Бога семейной лодки вбивается еще и проблема «греховности» жены и «праведность» мужа. Поверх неизжитых старых претензий к жене нарастает недовольство ее «безбожием». А у жены на фоне прежних размолвок появляется горькая уверенность: «Вот теперь – точно конец! Он меня уже затюкал – значит, совсем терпеть не может. Взаимно». И происходит то же, что в притче Спасителя про молодое вино и ветхие мехи.

Жаль, что не для всех новообращенных мужей очевидно: для женатого человека подвиг воссоздания себя и путь к Богу начинается с воссоздания любви в семье, с пути навстречу жене. Помните, как когда-то давно вы добивались того, чтоб эта женщина полюбила вас? Разве вы опирались на упрек? Теперь именно через вас она могла бы полюбить и Бога. Полюбить, а не бездумно повиноваться, чтобы муж «оставил в покое». Думаете, «на шею сядет»? Так ведь проявления любви – это интерес и уважение, а не безразличное потакание.