Дарья Косинцева: Христос — это тот человек, которого распяли за оскорбление чувств верующих
12.02.2019
1036 просмотров
Найдено в Интернетах

Автор: Катя Капранова
Источник: snob.ru

Когда-то я зачитывалась ее блогом и немного побаивалась свободы, с которой Даша говорит о Боге. Сейчас я хочу научиться у нее сдержанности и рассудительности. «Православие для хипстеров», «православие с человеческим лицом»... Какая она, ее вера? Сегодня я побеседую с Дарьей Косинцевой, автором блога «Меньше ада», на основе лучших текстов которого издательство «Никея» в 2018 году выпустило книгу «Дневник бывшей атеистки».

Для чего ты создавала свой блог «Меньше ада»?

Совсем не для того, чтобы кого-то «оправославить». Ресурсы, которые начинают свою деятельность с таких позиций, рискуют быстро превратиться  в очередную площадку про «русский мир» и «спасение России» под соусом православия.

Я всегда вела внутренний диалог с собой, бывшей атеисткой. Все мои друзья были на тот момент атеистами или агностиками. Это была обычная хипстерская тусовка, в которой заведомо принято считать православие набором предрассудков, а всех православных — странноватыми ребятами, ратующими за «православие, самодержавие, народность». Мне было немножко одиноко в этой компании со своей новообретенной верой. Но я не хотела мучить друзей разговорами о религии, поэтому для своих размышлений я завела бложик «Меньше ада». Время идет, ресурс развивается. Теперь мне пишут люди из моей бывшей тусовки, о которых я бы никогда не подумала, что это им тема интересна, что они хотят поверить..

Ты начала вести блог несколько лет назад. Время идет, люди меняются..Тебе никогда не было неловко за свои прошлые слова, тексты?

Действительно, есть вещи, которые мне спустя годы не нравятся. Но мне отчасти помогало то, что изначально я себя «хорошей христианкой» не чувствовала, это меня защищало от пафосного стиля в духе: «Вы грешники, вы все попадете в ад!», «Это все происки либеральной пропаганды!» и так далее.

Каждый верующий проходит через этап отрицания современной культуры. И я его проходила. Важно не зацикливаться на этой ступени, а идти дальше, развивая в себе любовь к ближним.

Мне стыдно за тексты, в которых прослеживается некий назидательный тон. Когда я подбирала статьи для книги, я старалась оставить максимально личные тексты про духовный путь и психологию. В статьях я всегда старалась избегать острой критики и недовольства, ее вокруг нас и так хватает. Если я туда чего-то добавлю, не факт что это кому-то принесет пользу.

Когда говоришь про критику, что ты имеешь ввиду?

Все что угодно! Это касается, с одной стороны, критики бытового православного язычества, злых старушек в храмах, обсуждения скандалов с церковью и священниками. А с другой стороны, это касается разговоров о так называемом «западном влиянии», «происках госдепа», всех этих гей-скандалов и прочего. Оба этих смысловых поля рождают инфоповоды, они рождают хайп. А мне всегда хотелось быть подальше от хайпа. Для меня всегда было важнее оставаться в евангельских рамках, нежели приобрести дополнительную аудиторию.

Сейчас многие, в том числе и церковные чиновники, говорят о неких «неслыханных гонениях» на Церковь.  На твой взгляд, существует реальный «информационный заговор» и «черный пиар», направленные против Церкви? Или просто верующие сами дают повод нецерковному обществу?

Любую критику можно воспринимать как повод для смирения и изменения. Я терпеть не могу эту позицию: «проклятущие руки госдепа тянутся к нашей Церкви!». Даже если существуют некие проекты, направленные на дискредитацию РПЦ, мне как верующей, это абсолютно не интересно. Меня интересует то, как я сама, как представитель РПЦ, реализую на деле то, во что верю. В Евангелии сказано о том, что мир будет ненавидеть нас. Стоит воспринимать как норму то, что люди говорят о нас плохо, и часто говорят плохо вполне обоснованно. Христианство во многом — это философия ответственности: никто не виноват, ты можешь сам контролировать свою жизнь и поступки. Ты не можешь контролировать, что о тебе говорят, и тебя это не должно интересовать.

Мне, как христианке, важно научиться отвечать на троллинг любовью. Мне кажется, в этом и есть суть Евангелия. Мы не должны опускаться до поиска внешних врагов, до поиска тех, кто виноват в наших проблемах.

Среди верующих сейчас распространена политика: не выносить сор из избы. А как простому мирянину бороться со злом в Церкви, не придавая его огласке? Это вообще возможно?

Мне этот принцип кажется абсолютно нехристианским. Это такой языческо-клановый подход, что вот есть наша «тусовка», наш «клан». И этот наш «клан» — это и есть наша главная ценность. Мне кажется, Евангелие коренным образом противоречит этому подходу.  Христос — это тот человек, которого распяли за оскорбление чувств верующих. Он критиковал проблемы современной ему церкви и «выносил сор из избы» по максимуму.

Но мой принцип такой — критикуй то, на что можешь повлиять. Мне кажется, что чтобы произошли какие-то позитивные изменения в Церкви, ответственность в свои руки должны взять люди на местах. Мы должны быть готовыми «принять крест» за то, что мы говорим. Любая попытка что-то улучшить затрагивает интересы многих людей, в том числе и не желающих выносить пресловутый «сор из избы». Каждый человек, который реально хочет что-то улучшить, поневоле приносит некую жертву, теряет в статусе.

Почему в Церкви нет таких механизмов, чтобы верующие могли сами продуктивно решить проблему внутри?

Качество механизмов Церкви очень сильно зависит от качества верующих. Церковь — это мы. Современному православию от силы 25-30 лет. К сожалению, быстро такие вещи не меняются. У нас 80% условных православных, а всего 2 % причащающихся.

Не стоит опускать руки, каждый должен трудиться на своем участке. Постепенно эта система будет сломлена. Я вижу людей на разных уровнях, в том числе и церковных чиновников, которые хотят каких-то позитивных изменений и готовы в эти изменения вкладываться.

Однажды ты сказала, что ты хочешь выйти из «православного гетто», чтобы говорить с людьми на «их языке». Но в одном выступлении патриарх призвал священников «не превращаться в клоунов» и не использовать сленг в проповедях.  Где грань между «клоуном» и современным проповедником?

Лучшим блогом православного священника в этом году признан блог отца Александра Кухты. Стиль отца Александра получил официальное признание, хотя ранее его обвиняли в том, что у него слишком «плоский молодежный подход». Эту грань каждому придется нащупывать самостоятельно. Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Это очень сложно — уйти с языка пафосного на язык человеческий, тогда многие вещи, которые нами были поняты не глубоко, вылезают наружу. Если все, что у нас есть — это только странный язык, тогда мы несем не Христа, а лишь некую социальную прослойку, субкультуру, которую многие принимают за православие.

Христос говорил с рыбаками на языке рыбаков. Если ты не можешь сказать что-то на простом человеческом языке, значит, тебе сказать нечего. Александр Кухта мог бы говорить на этом церковно-славянском сленге, но его бы тоже никто не услышал, как не слышат тысячи других священников.

Получается, что инициатива в Церкви наказуема? Если ты где-то выделяешься, то тебя непременно в чем-то поддавят? Знаешь историю со священником, которого в сети называли «Киберпопом»? У него была большая аудитория в YouTube. Однажды «Киберпоп», отвечая на вопросы в прямом эфире, рассказал, что посещал с супругой Мавзолей. После этого архиерей его епархии запретил его в служении на некоторое время, а следом и закрыл его канал…

Думаю, что этот иерей и сам понимает, что он зря рассказал про Мавзолей. Беда в том, что из-за одной ошибки закрывают целый миссионерский ресурс. Очень легко что-то закрыть и очень сложно что-то сделать.Священники, которые пытаются миссионерствовать, встают на очень рискованный путь. Стоит им чуть-чуть оступиться, и на них наваливается вся система, начинается травля. Сегодня люди боятся проповедовать, они не хотят проблем, и я их понимаю..

Почему в Церкви в фаворе оказываются священники, которые уже много лет несут православие вперемешку с «домостроем», страшилками о «происках госдепа» и т.д. Они всегда на небосклоне, и к ним нет претензий. А когда человек хочет нести какое-то живое слово, он сразу оказывается в зоне риска?

Эти люди на самом деле просто агрессивная группировка, которая пытается себя  выдать за мнение большинства в Церкви. Это не говорит о том, что все разделяют эту позицию. Многие просто побаиваются возражать этой церковной общности сектантского толка.

Нам важно в публичном поле показывать свою адекватность. Нас много, эти «ультраортодоксы» не являются большинством и выразителями мнений Церкви. В данный момент люди светские настроены к Церкви негативно, нужно принять это как данность. Но в наших руках все изменить. В Церкви есть очень разные позиции. Задача моего блога показать, что существует не только лубочное православие, которое мы привыкли видеть в сети.

Недавно РПЦ издала методичку для «православных блогеров». Как ты к этому относишься?

С одной стороны, можно, конечно, возмущаться: мол, церковные чиновники снова придумали какие-то правила. Но я смотрю на это несколько иначе — мне кажется, надо радоваться, что Церковь на официальном уровне признает, что формат миссии в интернете продуктивен и необходим. Это звучит в противовес тем голосам, которые говорят о том, что миссия должна быть только с амвона, все остальное — это «модернизм». В целом этот документ абсолютно адекватен, в нем нет ничего, что бы меня смущало.

Мне кажется, что сейчас фокус миссии в сети сместился в инстаграм. Почему ты там неактивна?

Это немножко не мой формат. Мне некомфортно там. Я человек слова, человек книжки. Однако я очень радуюсь за тех людей, которые нашли себя в этом формате. У каждого свои интересы, и в рамках этих интересов и личной одаренности он может реализовывать себя на разных площадках. У меня нет задачи впихнуться везде и везде быть самой-самой.

В инстаграме набирают популярность проекты, где священники окормляют паству онлайн. Любой верующий юзер этой соцсети может задать инстапастырю вопрос в комментариях или личных сообщениях. Священник там же дает советы. Что это? Современная проповедь, о которой ты говорила, или профанация духовной жизни?

Если священник становится «принимальщиком решений» за людей, то это странно. Бывает так, что некоторых священников «заносит» в инстаграме. Видела рекламу «молодого и современного батюшки», который предлагает провести венчание или освящение машины. Все это с кучей смайликов и эмодзи. На мой взгляд, это выглядит просто ужасно. Инстаграм часто превращается в некую коммерческую площадку, где товаром становятся не пресловутые свечки, а «милый молодежный батюшка».

Инстаграм не может заменить реального общения со священником оффлайн. Но нужно понимать, что у людей есть разные этапы духовной жизни, разные потребности. Говоря евангельскими словами, инстаграм — это мягкая пища для младенцев.Но такая пища тоже иногда очень нужна.

Я часто вижу рекламу страничек священников в своей ленте. Этично ли, на твой взгляд, использовать современные методы раскрутки аккаунта, если ты на своей странице говоришь о Боге?

Я, как пиарщик, знаю все эти приемы, позволяющие увеличить аудиторию, вроде акции «выиграй мою книжку»! Но, честно говоря, меня коробит, когда я думаю о том, что я могла бы делать это для своего блога. От этого веет коммерцией, меня это раздражает.

Расскажи, чем ты занимаешься сейчас? Ты учитель русского в частной светской гимназии. Ты бы хотела работать в православной гимназии?

Да, пожалуй, есть много гимназий, в которые я бы вписалась. Но меня пугает некий религиозный формализм, в котором мне придется участвовать и делать хорошую мину при плохой игре.

В чем выражается этот формализм?

Платочно-юбочная культура, благолепность, нравоучительность во всем. Хотя я уверена, что есть православные гимназии, в которых это проявляется минимально..

С другой стороны, православная гимназия — это логичный формат для детей верующих родителей. Им хочется, чтобы ребенок полюбил христианство и больше о нем узнал. То, как о религии говорят в обычной школе — это грустно. Взять хотя бы курс ОПК (основ православной культуры) в четвертом классе..

Ты положительно относишься к введению у ОПК в школах?

Я сугубо положительно отношусь к ОПК, если речь идет о культурологическом формате. Религия — важная часть жизни общества. Какая-то культурологическая информация должна в школе присутствовать. Иначе дети вырастают и становятся православными «для галочки» или диванными «антиклерикалами».

Что бы ты сказала читателям своей книги?

Моя задача — не научить кого-то правильному православию. Моя задача — поделиться своим опытом того, как из глубокой ямы демотивации и депрессии я обрела жизнь, радость и путь. «Дневник бывшей атеистки» — не сборник правильных православных ответов, это книга, которая призвана подарить людям, в том числе и сомневающимся, то вдохновение и тот смысл, который я обрела для себя в православии.