Почему священнику опасно быть политиком?
30.10.2018
148 просмотров
Найдено в Интернетах

Автор: Дарья Сивашенкова
...На Иисуса Каиафа, надо думать, делает стойку очень быстро: как ни крути, но Христос - яркая личность и внимания привлекает много. Привыкший отслеживать самозванцев, объявляющих себя "мессиями", Каиафа, безусловно, приглядывает и за Этим, новоявленным, но... Но надо отметить, что довольно долго Иисусу со стороны Синедриона ничего не угрожает - все попытки Его убить или приструнить - это исключительно инициатива на местах.

Иисус проповедует и в Галилее, и в Иерусалиме, даже в Храме, даже порой с критическими высказываниями в адрес сослуживцев Каиафы - но со стороны первосвященника никаких санкций не следует, фарисеи и саддукеи злятся - но не более того, а ведь Каиафе стоило слово сказать... Не исключу, хотя это, разумеется, уже полностью из разряда домыслов, что Иисус чисто по-человечески интересовал Каиафу, тем более, что Сам Он никогда не проявлял интереса к революции, восстанию и увенчиванию Себя царской короной. А так - отчего ж нет, Иосиф Каиафа умен, почему бы двум умным людям...

...да вот не сложилось, не судьба. Иосиф - умен, но он - умный политик, и к 30 году от Его Рождества он уже, конечно, политик до мозга костей. И, когда Иисус становится в глазах политика опасен, решение принимается быстро. К черту человеческие чувства, опасности подвергается врученный Божьим промыслом Каиафе израильский народ! Этот Мессия сейчас или Сам согласится на упорно предлагаемую корону, или будет не в состоянии управлять окружившей Его толпой, вспыхнет восстание, тем более воодушевленное видом этого вольного или невольного главаря из рода Давида - и прокуратор с облегчением утопит страну в крови. Гадес бы с ним, с прокуратором, как он будет потом от Рима отбрехиваться - его проблемы, но пострадают дети Божьи, пострадает страна. Нельзя этого допустить, никак нельзя!

Пусть лучше один человек умрет за всех, чем из-за Него погибнут тысячи.

Я нарочно не смотрю сейчас глазами христианки, глазами сквозь-Евангелие. Конечно, по эту сторону страниц, зная Христа, видя всю эту историю в свете Его божественности, Его замысла, Его жертвенной любви, Каиафу трудно не осудить. А вот глядя на эту историю глазами человека, не пронизанного благодатью узнавания, человека издерганного и измученного постоянным хождением по краю пропасти, постоянным напряжением в отношениях с чужеземной властью и постоянным страхом за свою страну, за вверенных его попечению людей...

И вот здесь, в этом болевом узле Евангельской истории - урок и урок всем нашим политикам и патриотам "от христианства". Грандиозная, кошмарная ошибка Каиафы - в том, что за деревьями он не увидел леса, не смог поглядеть на Христа глазами первосвященника Божьего, не смог увидеть в Нем Того, Кто и дал ему, Иосифу, повеление хранить Его народ - хранить до Его прихода. Каиафа слишком политик, слишком реалист для своего священнического дара. Он проглядел Христа, не умея видеть целостно, не умея видеть в людях что-то иное, что-то большее, чем просто материал для политической игры - опасный или полезный материал. Иисус оказался опасным. Каиафа послал Его на крест.

Мне кажется, это трагедия не только евангельская. Это - подлинная трагедия человека, слишком хорошо вжившегося в свою социальную роль, утерявшего дар духовный. Или не позволившего себе этим даром пользоваться.

Каиафа, в общем, среди своих не скрывает, что притязания Христа на пророческий или еще повыше статус его не смущает. Точнее, Иосиф просто не упоминает о том, что его это как-то цепляет. Он политичен, он даже не делает вид, что ситуация волнует его, как первосвященника:

"Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать? этот Человек многие чудеса творит.
Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут римляне, и овладеют и местом нашим, и народом.
Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете,
и не подумаете, что лучше бы нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтоб весь народ погиб.
Сие же он сказал не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрет за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино. С этого дня положили убить Его".

Каиафе безразлично, творит Он там чудеса или не творит. Ни слова не звучит на этом закрытом заседании о богохульстве. Чистая политика. Ничего, как говорится, личного.

Лучше бы там было личное, было бы - человечнее.

Иисус на кресте простил Своим мучителям. Надо полагать, прощение касалось и того, кто так и не смог поднять глаза от политической карты страны. Кто свои незаурядные таланты и дарования не преобразил в духовные, а разменял целиком и полностью в мирских интересах.

Кто не смог стать человеком, перестав быть политической фигурой.

Но урок нашим политикам и патриотам стоило бы запомнить и заучить.