"Гарри Поттер" - антихристианское произведение?
27.05.2019
174 просмотра
Найдено в Интернетах

Автор: Михаил Маркитанов 
Источник: potterodthodox.livejournal.com

У сторонников бредовой теории о том, что "Гарри Поттер" - составная часть сатанинского заговора мировой закулисы против России и Православия, недавно появился новый аргумент. Дескать, поскольку Гарри ненавидит лорда Вольдеморта и откровенно желает ему зла, значит, "Гарри Поттер" - это антихристианское произведение, потому что христианин желать зла никому не может.


Эта иллюстрация к "Гарри Поттеру" найдена мною в одном украиноязычном сообществе. Лично мне не кажется, что картинка удачно передаёт характеры персонажей и суть происходящего. Но для завязки данного разговора она очень подходит.

Нелепый аргумент. Требовать безукоризненного соответствия всем Евангельским нравственным нормам можно только от канонизированного святого. Да и то, как мы знаем из реальной Священной и церковной истории, в жизни святых случались грехи. Святой царь Давид отнял жену у одного из своих полководцев (Урии), самого же его послал на верную смерть. Святитель Филарет Московский однажды начал сослужить литургию с одним священником, к которому не чувствовал доброго расположения, - и лишь падение люстры в разгар богослужения отрезвило и вразумило архипастыря. Святой царь Николай Второй имел добрачную сексуальную связь. Но если даже святость не означает безгрешности, тем более наивно требовать безгрешности от сказочного персонажа. И как раз признак христианской сказки - в том, что она признаёт за положительным героем право быть неидеальным, а за читателями - право любить этого героя, несмотря на все его огрехи.

Гарри - не святой и не претендует на этот статус. Более того, он и не христианин. Воспитывай его Дурсли действительно в благочестии - не захотел бы он уезжать от них в какой-то там сомнительный Хогвартс. Да что там Хогвартс - Гарри не способен узнать цитаты из Библии на могиле собственных родителей. Поэтому предполагать наличие в его душе греховных страстей - естественно. И Роулинг поступает замечательно трезво, что не превращает своего героя в сусального, идеального мальчика без недостатков.


Гарри и его подруга Гермиона на кладбище. Где-то тут поблизости - могила родителей Гарри. А на ней - цитаты из Библии.

Допустимо ли, чтобы в христианской литературе главный положительный герой был нехристианином? Вполне допустимо, если в душе этого героя мы видим некую положительную с точки зрения христианства динамику. Даже в Библии мы встречаем положительных персонажей, изначально не исповедующих истинной веры, но обращающихся к ней впоследствии (тот же Апостол Павел, к примеру, или сотник Корнилий). Что уж говорить о художественных книгах! Наглядный пример: эталоном христианского писателя в русской литературе всегда считался Достоевский - но вряд ли у кого-нибудь повернётся язык назвать христианином Родиона Раскольникова. Тем более допустимо присутствие таких героев в сказках, персонажи которых вообще живут по каким-то своим законам, отличным от законов реального мира.

Мир героев "Гарри Поттера" замкнулся вне Христа. Но замечательный поворот сюжета: от того, что волшебники из Хогвартса ничего не знают о Христе (разве что празднуют по какой-то инерции христианские праздники - точь-в-точь как большинство современников и соплеменников самой Роулинг), законы, открытые православными богословами, не перестают тяготеть над ними. И в мире волшебников точно так же грех калечит душу. И в мире волшебников "слышать голоса - дурной признак". И в мире волшебников нужно постоянно следить за своими помыслами и уметь защищать своё сознание от наваждений врага.


Гарри, забывший о правилах аскетики, в пятом томе поттерианы становится жертвой лорда Вольдеморта, проникшего в его сознание.

А теперь давайте разберёмся конкретно с грехом зложелательства. Прежде всего, если наличие этого греха в душе положительного героя считать признаком антихристианства, то по этому критерию, пожалуй, придётся большую часть приключенческой (да и вообще художественной) литературы отправить в печку. Айвенго в одноимённом романе Вальтера Скотта от всей души желает смерти своему антагонисту Брайану Буагильберу, оклеветавшему его перед королём. Вряд ли можно назвать добрым отношение Мориса Джеральда из романа Майн Рида "Всадник без головы" к капитану Колхауну. И даже у русского классика А.С. Пушкина в знаменитой "Капитанской дочке" главный герой горит ненавистью к "мерзкому Швабрину" и лишь в самый последний момент испытывает к нему жалость. Про книги о Гражданской или Великой Отечественной войнах я вообще молчу. Но сколько людей читало эти произведения - и что-то христианами они им стать не помешали.

Гарри желает зла Вольдеморту? Да. Но - почему? Да потому, что Вольдеморт убил его родителей. Для Гарри самые тяжкие воспоминания на всю жизнь - воспоминания о гибели матери, которую убили на его глазах, а он ничего не мог поделать, ибо был всего лишь одного года от роду. Человек, который хотя бы на минуту не испытает жгучей ненависти к убийце своих родителей, - это не христианин и не святой, это бессердечный подонок, которому наплевать на собственную мать. Любовь подразумевает стремление защитить. А если защитить не получилось по независящим от самого человека причинам - ненависть к убийце вполне естественна.


Лицо Гарри крупным планом во время поединка с Вольдемортом в финальной части кинопоттерианы.

А вот дальше уже задача аскетики - что с этой ненавистью делать и как её преодолеть. Повторюсь: Гарри не святой и не претендует на этот статус. Поэтому греховные чувства в его душе вполне могут присутствовать. Положительный герой - не значит безгрешный, безгрешен только Бог. Сама же Роулинг нигде, ни единым словом не воспевает ненависть. Напротив, силой, с помощью которой преодолеваются любые чары, у неё неизменно выступает любовь. Ненависть же, которую порой чувствует Гарри к определённым персонажам, автором порицается, а нередко - и наказывается, как наказан оказался Гарри в шестом томе, когда за пожелание смерти профессору Снейпу  он лишается любимого учителя Дамблдора.

И к слову: Гарри воспринимает необходимость лично убить Вольдеморта как тяжкий крест, а отнюдь не с радостью. Очень показателен финал седьмого, последнего тома поттерианы. Гарри, оказавшийся "на том свете", видит искалеченную душу лорда Вольдеморта, хочет ему помочь - и не в силах к нему приблизиться, не в силах, как пишет Роулинг, преодолеть отвращение. Всё. Земная жизнь окончена, итог подведён. Помочь человеку, умершему во грехе, теперь практически невозможно. "Пропасть великая", не меньшая, чем между нищим Лазарем и немилосердным богачом, воздвиглась между "тёмным лордом" и его жертвами. Которые, может быть, и хотели бы помочь ему, но уже не могут. Человек, живший без любви, остаётся без любви и в Вечности. Ему холодно и страшно - но эту участь он себе выбрал сам. И отнюдь не случайно звучат в этом эпизоде слова Дамблдора, обращённые к Гарри: "Жалей тех, кто живёт без любви".


Лорд Вольдеморт на том свете - каким его видит Гарри

И Гарри делает абсолютно правильные выводы из увиденного и услышанного. Не могу отказать себе в удовольствии процитировать его обращение к "тёмному лорду" перед их финальным поединком.
"— Прежде чем ты попытаешься меня убить, я призываю тебя подумать о том, что ты сделал… Подумай и попытайся почувствовать хоть немного раскаяния, Реддл…
— О чем это ты?
Ничто из того, что говорил ему Гарри — ни разоблаченные тайны, ни насмешки, — не поражало Вольдеморта так, как эти слова. Гарри увидел, как его зрачки сузились в тонкие щелочки, как побелела кожа вокруг глаз.
— Это твой последний шанс, — сказал Гарри. — Все, что тебе остается… Я видел, во что ты иначе превратишься… будь мужчиной… попытайся… попытайся раскаяться…"

Как видим, Гарри одерживает победу над своим зложелательством. Той участи, которую он видел уготованной Вольдеморту на том свете, Гарри не желает никому. Ненависть сменяется жалостью. И лишь вина самого Вольдеморта, что предоставленным ему шансом он так и не воспользовался. "Тёмный лорд" отвергает милосердие - и его уничтожает его же собственное заклятие. Не Гарри. 

Думаю, что это - конец разговора. Очередной аргумент поттероненавистников "взвешен и найден очень лёгким".