О сомнениях в вере и маргинальном православии
30.08.2019
874 просмотра
Авторы "Меньше ада"

Автор: Павел Мошарев.

Я пришел к вере, когда учился на младших курсах физического факультета МГУ. Крестился, когда учился на втором курсе. Сознательно, сам искал, сам пришел в храм. Уже около семи лет я остаюсь воцерковленным православным христианином. Посещал курсы основ православного мировоззрения, библейский кружок при храме, субботние и воскресные богослужения. В храме нашел многих друзей и жену. Работал в православном детском лагере. Читал много христианской литературы, даже Библию прочел от корки до корки, а некоторые книги перечитываю регулярно, причем не только Евангелие, мне нравятся также Бытие, Руфь, книга Судей, книга пророка Ионы, пророка Даниила.

Вместе с этим я никогда не переставал интересоваться наукой, научным методом, научным мышлением, философией науки, логикой. С детства я люблю научную фантастику, в последние годы читаю очень много научно-популярной литературы разной тематики. Отчасти это просто интерес, отчасти желание развиваться профессионально: я преподаю математику и физику в школе и в университете, хочется не просто рассказывать программу, а раскрывать перед учениками смысл науки, развивать логику и прививать критическое мышление.

Попытки же применить эти методы к православию иногда приносят очень странные выводы.

Вопросы в вере у меня были всегда, но в последнее время появилось ощущение, что некоторые вещи, в которых я твердо убежден, и некоторые черты стиля моего мышления ставят меня очень далеко от большинства верующих людей. Похоже, я еще не стал атеистом, для начала вопрос можно поставить так: могу ли я быть членом православной церкви с такими убеждениями? Не формально "крещен - значит, православный", а именно членом общины верующих.

Первая проблема - то, что называют "Теорией эволюции". На самом деле, с христианством конфликтует не теория происхождения видов, не факт генетического родства всего живого на Земле и всё, что с этим связано, то есть, не биологические теории как таковые, а установленный палеонтологами факт существования смерти как явления еще задолго до появления человека. Сюда же стоит добавить второй факт, отсутствие в человеческой истории таких личностей, как Адам и Ева. В истории Земли вообще никогда не было момента, в который жили бы только две человеческие особи, а в период возникновения homo sapiens люди современного типа не были даже единственным видом людей на планете, существовали также неандертальцы и несколько менее известных видов. Эти два факта, смерть до появления людей и недостоверность истории об Адаме и Еве, на мой взгляд, свидетельствуют и о том, что никогда не было грехопадения. Могу ли я быть христианином, если не верю в грехопадение?

Я пытался как-то примирить грехопадение и научные данные, найти литературу, где это было бы сделано до меня, но не смог. Есть современные сочинения на эту тему о. Андрея Кураева, еп. Василия Родзянко, А. В. Гоманькова и даже Френсиса Коллинза, но они противоречат друг другу, ни одно из них не тянет на то, чтобы со временем стать позицией Церкви. Им не хватает как обоснованности и точности научно-популярных сочинений ("Достающее звено" С. Дробышевского, "Неандерталец" С. Пэабо, "Сотворение Земли" А. Журавлева, "Рождение сложности" А. Маркова - из того, что я читал на протяжении последних лет), так и уверенности "Бесед на Шестоднев" свт. Василия Великого или сочинения об устроении человека свт. Григория Нисского. Это не проповеди, а рассуждения, не имеющие твердых оснований, висящие в воздухе слова.

Апостол Павел пишет: "Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили". (Послание к Римлянам, глава 5) И еще, "Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего её, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего". (Послание к Римлянам, глава 8). Я не согласен с апостолом Павлом в этом взгляде на причины смерти, и у меня есть веские основания для этого. Могу ли я быть христианином, если не соглашаюсь с апостолом Павлом?

Конечно, есть разные способы смотреть на такое положение вещей. Можно назвать грехопадение метафорой, а Адама и Еву литературными персонажами, можно рассуждать о том, что действие происходило где-то в параллельной Вселенной или в каком-то духовном, отдельном от истории Земли месте, но любой из этих вариантов радикально отличается от того, как верили практически все христиане на протяжении практически всей истории Церкви. Да и в наше время, пожалуй, трудно найти священника, который будет строить проповедь на Прощеное воскресенье с оглядкой на то, что буквально понятое утверждение о происхождении человечества от Адама и Евы ошибочно. Могу ли я быть членом Церкви, если верю не так, как большинство христиан?

 

Вслед за сомнением в грехопадении идет вопрос о трактовке понятия падшей человеческой природы. Когда это наша природа пала, если она попросту одна с животными, которым свойственны те же недостатки, что и нам? При этом мне нравится православная аскетика, практики, позволяющие в некоторой степени преодолеть последствия эволюционного происхождения. Я не думаю, что "Всё как у зверей" это правильно и хорошо. Но сама трактовка некоторых особенностей человеческой психики как последствий падения прародителей звучит в свете научных данных о нашем происхождении странно.

Второе - отношение к чудесам. Я не буду брать библейские или житийные чудеса, расскажу о своем отношении к бытовым чудесам, тем, которые происходят с христианами постоянно. Как правило, в самых распространенных случаях, которые мы воспринимаем как чудеса, происходят такие события, которые могут случаться и с верующими, и с неверующими. Бесплодной паре Бог дал ребенка, у кого-то исцелился больной зуб, наладились отношения с родителями, поднялась зарплата, выпал удачный билет на экзамене и т. п. Если что-то такое происходит после молитвы или обращения к святыне, то воспринимается как чудо. Но если бы вы меня попросили прокомментировать это с позиции ученого, я бы сказал, что такие события надо изучать статистически. Приведу пример из популярной в последнее время области отношения к прививкам. Часто противники прививок приводят свидетельства о том, как через короткое время после прививки у ребенка появляется или проявляется тяжелое заболевание. Эти факты используются как аргумент в пользу утверждения об опасности прививок. Но на самом деле, для того, чтобы сделать такой вывод, нужно исследовать не одну группу детей, тех, у кого после прививки проявилось заболевание, а четыре группы: тех, кто после прививки заболел, тех, кто был привит и не заболел, тех, кто не был привит и заболел, и тех, кто не был привит и не заболел. Далее, надо составить отношение числа детей в первых двух группах и последних двух и сравнить полученные числа, пользуясь критериями статистической значимости результата и исключив влияние других факторов (например, дети, не получившие прививку, могли и в целом жить в менее благоприятных условиях, что повлияло бы на результат). Только результат такого анализа позволяет сделать достоверный вывод. То же самое и с чудесами. Когда кто-то говорит, что он сходил на молебен святителю Николаю, а назавтра сдал экзамен на неожиданно высокую оценку, для меня это не значит ровно ничего, потому что есть еще люди, которые не молились и получили несправедливо высокую оценку, есть те, кто молился, но экзамен не сдал, и есть те, кто не молился и не сдал экзамен. Для того, чтобы делать вывод о том, что обращение к святителю Николаю хоть сколько-то эффективно в деле успешной сдачи экзаменов при недостаточной подготовке, надо случайным образом взять достаточно большое число студентов, рассортировать их по этим четырем группам в зависимости от результатов экзамена, и сравнить численность. При этом желательно исключить прямое влияние молитвы на результат экзамена помимо благодатной помощи: например, к молитве могут в среднем прибегать менее подготовленные студенты, или, наоборот, уверенность в помощи святого поможет студенту справиться с волнением. Я понимаю, что это неблагоговейно, православный христианин не должен так мыслить, но именно такой образ мышления я развивал в себе как одно из своих профессиональных качеств. Если мои ученики предложат мне обсудить эффективность нетрадиционной медицины, результативность гороскопа, подробности последнего выпуска "Битвы экстрасенсов" по телевизору или что-то еще в этом роде, то мои рассуждения будут именно такими. Почему же я должен иначе воспринимать заявления о чудесах? А если я подозреваю (по крайней мере, нет свидетельств обратного), что люди, обращающиеся к православным святыням, исцеляются не чаще, чем при обращении к гомеопатии, шаманству или к святыням любой другой религии (да и вообще никуда не обращаясь), то могу ли я быть православным? Можно сказать, что главное в молитве не результат, а личное общение со святым, но ведь человек молится именно об успешной сдаче экзамена, а в качестве ответа на свою молитву рассматривает его результат. Более прямые ответы на молитву встречаются крайне редко.

Такое отношение к чудесам можно распространить и даже получить дополнительные подтверждения моей точке зрения. Широко известный пример - молебны перед запуском космических ракет. В этом случае существует надежная статистика запусков в разных странах, как христианских, так и атеистических (СССР, Китай). Думаю, можно утверждать, что молебны на результат, по меньшей мере, не оказывают положительного влияния. Тогда зачем они? В книге Судей есть эпизод с судьей Гедеоном, один из моих любимых, где Гедеон дважды вопрошал Бога об успехе сражения, поставив очень хороший эксперимент с шерстью, а получив результат, рискнул жизнью, следуя полученному ответу. Как хотелось бы, чтобы хоть кто-то в наше время мог так же получить от Бога информацию об исходе какого-нибудь предприятия и нести такую же личную ответственность за результат. Почему этого больше нет? Или это тоже "ошибка выжившего", другие пророки, поверив чуду и бросившись с несколькими сотнями воинов на армию врагов, погибли и не попали в летописи, а тот, кому случайно повезло, стал известен? На предстартовых фотографиях экипажей МКС на лестнице перед подъемом в ракету видна часть стартового сооружения с номерами и фамилией ответственного. Если что-то случится, этот человек понесет наказание. Отвечает ли за что-то священник, который проводит молебен? Тогда зачем он там?

Есть у меня и собственный опыт. Время, которое я являюсь членом Церкви, почти полностью совпадает с периодом моего увлечения автостопом. Конечно, находясь в пути, я часто молился. А иногда и не молился, думал о чем-то другом. Здесь у меня, конечно, нет статистических данных, но я не замечал связи между скоростью передвижения и молитвой.

Часто на такие рассуждения можно слышать ответ, что Бог является личностью, со своими намерениями и планами, и отвечает он не так, как мы хотим, и не тогда, когда мы думаем. Но, оглядываясь на последние несколько лет, я не могу привести ни одного случая, который бесспорно свидетельствовал бы о присутствии в моей жизни какой-то Личности, кроме моей собственной и личностей окружающих меня людей, тем более, наделенной бОльшим могуществом, чем человеческий иммунитет и случайность. Всё-таки, чем-то должно отличаться поведение Бога от череды случайных событий и моих собственных интерпретаций этим событиям. Утверждается же, что Бог хочет контакта с человеком, а я открыт, даже сейчас, только это должен быть контакт с Богом, а не моя попытка увидеть Бога там, где его нет. Потому что, действуя подобным образом, люди видят инопланетян, призраков и всё, что угодно еще.

Тем более, что мы верим не в "неведомого бога", мы верим, что он сам сказал однажды "– Просите – и получите, ищите – и найдете, стучите – и вам откроют. Каждый, кто просит, получает, и кто ищет, находит, и кто стучит – тому откроют. Кто из вас даст своему сыну камень, когда тот просит хлеба? И кто даст сыну змею, когда тот попросит рыбы? Если вы, какими бы злыми вы ни были, умеете давать своим детям доброе, то тем более Небесный Отец даст доброе тем, кто у Него просит!"

У меня, как и у любого из нас, большой опыт общения с теми, кто является личностями, с обычными людьми. И я действительно знаю, что если обращусь к своему отцу с просьбой, он не откажет, а если откажет, объяснит, почему. Бог же выполняет прямые просьбы крайне редко, и как правило, только в таких случаях, когда всё могло уладиться само собой, пусть и с малой вероятностью (помню, как я в детстве долго и безрезультатно просил Бога вернуть потерянный в лесу ножик - причем я знал примерное место и знал, что снова там окажусь только через год, когда поиски будут бесполезны). Объяснением же своей мотивации в случаях отказа Бог вообще не занимается, я могу только домысливать, что мог Бог мог иметь в виду, когда решал не ответить на очередную просьбу. А это очень похоже на то, как он вел бы себя, если бы вообще не существовал.

Митрополит Вениамин Федченков в книге "О вере, неверии и сомнении" говорит, что сомнение в вере само по себе не грех. Я надеюсь на это.

У такого отношения к чудесам и божественной помощи есть и еще одна сторона. Мне скучно слушать на богослужении молитвы об избавлении "от глада, губительства, труса, потопа...", потому что я понимаю, что они, к сожалению, также не приносят достоверного результата. Как и, по-видимому, любые молитвы, в которых содержится просьба о конкретном развитии событий в материальном мире. Еще сто лет назад кто-то заметил, что регулярно возносимые всем народом молитвы о здоровье английской королевской семьи никак значимо не отражаются на реальном здоровье её членов. А если так, то продолжать эти молитвы не значит ли заниматься пустословием? Даже если Бог - Личность, мне кажется, про него достаточно хорошо известно, что обычно он никак явным образом не реагирует на подобные просьбы. Строго говоря, это еще не повод отрицать существование Бога, человек тоже может редко откликаться на внезапные просьбы, оставаясь при этом интересным собеседником или добросовестным работником, и это не повод прерывать общение с ним. Просто за помощью я буду обращаться к кому-то другому.

Есть два разных взгляда на мир. Взгляд верующего человека, для которого всё, что происходит - чудо, только бывают более или менее великие чудеса. И взгляд неверующего человека, для которого всё, что происходит, происходит естественным путем, причем в силу ограниченности нашего знания некоторые события мы вынуждены рассматривать как более или менее вероятные случайные совпадения. Можно ли сделать обоснованный выбор между этими точками зрения? Есть ли события, которые не вписываются в одну из картин?

Третий пункт - произвольность догматики. Недавно на "Меньше ада" была опубликована статья митрополита Климента, где он сравнивал догматы с законами физики:

"Вряд ли тот человек согласится с тем, что он в этом своем высказывании совершенно неправ. Однако, думаю, что, будучи атеистом, он вряд ли сомневается в том, что существует закон всемирного тяготения, закон сохранения энергии, что дважды два — четыре и так далее.

Догматы — это как раз те же законы, которые описывают реальность духовного мира. Они тоже не были взяты с потолка, и утверждать, что в Богочеловеке Христе две природы, Божественная и человеческая, совсем не то же самое, что утверждать, что Большой театр — лучший в мире. Потому что последнее утверждение субъективно. Для кого-то это так, а для других совсем иначе. А в догматах нет субъективности — это изложение утвержденных Церковью конкретных положений веры".

Конечно, во Христе две природы, Дух Святой исходит только от Отца, Православная церковь - святая, соборная и апостольская и т. д. Но есть принципиальная разница. Закон Всемирного тяготения - точная и конкретная формула, но никто не утверждает его истинность авторитетом Церкви, Собора или святых. Любой физик абсолютно свободен задать себе вопрос: "Как зависит от расстояния сила взаимодействия двух массивных тел?" И есть несколько способов установить действительную зависимость. До получения окончательного результата физик может верить, что сила увеличивается с расстоянием, или убывает по экспоненте, или обратно пропорциональна третьей степени расстояния, или вообще не иметь своего мнения на этот счет. Если он интересуется установлением истины, аккуратно проводит наблюдения и не нарушает логику рассуждений, то ответ будет всегда один - сила убывает обратно пропорционально второй степени расстояния. Подобным образом еще недавно было много ученых, даже руководителей крупных лабораторий, которые не верили в нейтринные осцилляции. Но осцилляции нейтрино открыты, спор решен. Можно ли проделать что-то подобное в отношении догматики? Задать абсолютно непредвзятый вопрос, например, об исхождении Святого Духа, собрать коллектив из православных и католиков, пригласить протестантов или мусульман для независимой проверки - и установить истину раз и навсегда? Беда в том, что даже с признанием авторитета Вселенских Соборов у большинства христиан во всем мире проблемы - а независимых достоверных свидетельств нет. Поэтому нас терзает разлука с братьями, но сделать мы ничего не можем. Как было бы здорово провести Гедеонов эксперимент или что-то в этом роде при независимом контроле - и навсегда воссоединиться! Как было бы здорово, если бы, как в случае с законом Всемирного Тяготения или сохранения энергии, эти выводы мог повторить любой трудолюбивый студент, пользуясь общедоступными данными. А иначе догмат о двух природах во Христе утверждается опытом православных святых, догмат о непорочном зачатии Девы Марии утверждается опытом католических святых и так далее. Помню, еще когда я только собирался креститься, общался с протестантами и обсуждал этот опыт с православным священником: как быть с тем, что они тоже молятся Христу, верят в Троицу и т. д. Батюшка тогда скептично заметил: "Ну и что, Бог отвечает на их молитвы?" Кажется, речь шла конкретно о том, молиться по молитвослову или своими словами. Представьте себе, - отвечает! (с оговорками о статистической значимости и домысливании, см. выше) Кажется, в этом сообществе есть протестанты, пусть они меня поправят, если это не так. Так как же быть? Есть еще какие-то свидетельства в пользу объективной достоверности догматики? Очень хороши на эту тему рассуждения профессора Осипова о связи догматики с аскетикой, но они фактически сводят обоснование догматики как раз к субъективному - к аскетическому опыту. Могу ли я быть православным, если считаю догматы произвольными в значительной степени?

В итоге у меня остаётся что-то очень похожее на то "маргинальное православие", которое здесь проповедует Даша. Я бы даже назвал его "прагматичным православием": верую, ибо полезно. Ибо вдохновляет, даёт смысл и выпуклость жизни. Даже более того, мне и богослужение нравится. Когда я не иду на службу в субботу и воскресенье, все дни становятся однообразными и пресными. Идея о воскресении мертвых очень возвышает, даже если это миф. Православное отношение к людям, к деньгам, к страданию лично мне близко. Да и молитва иногда психологически очень помогает. В конце концов, как показано в книге "Объясняя религию" П. Буайе, религия основна на естественных для любого человека когнитивных механизмах, так почему бы ими не пользоваться на полную катушку? Мы знаем, что есть только движение молекул, но говорим "тепло", мы знаем, что есть только химия, но говорим "жизнь", мы знаем, что есть только электричество и мозг, но говорим "сознание", мы знаем, что есть только эволюционно обусловленные закономерности сознания, но говорим "Бог". Однако, могу ли я быть православным, если вместо Бога верю в

когнитивные механизмы и статистику? И я даже не отрицаю существования Бога, просто до сих пор не видел Его присутствия в мире, которое выходило бы за те самые когнитивные механизмы, несмотря на то, что несколько лет искренне старался быть примерным христианином.